«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

Штанга в гостиной, гонки в онлайне и другие развлечения Дениса Дмитриева на карантине.

Вы правы, он очень похож на Джейсона Стэтхэма, но на самом деле это Денис Дмитриев – самый успешный трековый велогонщик России: у него 15 медалей главных турниров, в том числе олимпийская бронза-2016 и золото ЧМ-2017.

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

Дмитриев очень открытый, он постоянно показывает тренировки в сторис (инстаграм – на 75 тысяч подписчиков), ведет онлайн-занятия, на карантине взялся за тикток.

На самоизоляции Денис кардинально перестроил жизнь, его тренировки теперь наполовину виртуальные: с реального велосипеда Дмитриев пересел на домашний тренажер, чтобы наматывать километры в симуляторе, регулярно участвовать в онлайн-заездах с другими профи и даже простыми любителями.

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

На Sports.ru открытое письмо Дениса Дмитриева о том, каково ему взаперти.

Закупил железа для тренировок на 200 тысяч – тащить домой пришлось самому

Мне повезло: буквально в последний день перед жестким карантином я поставил дома в Москве силовую раму, чтобы делать приседания со штангой. И дисков на 200 кило к ней купил. Через несколько дней хотел заказать что-то еще – нет в наличии, люди сели по домам и все размели. Знакомый хотел такую же раму – опоздал. И неизвестно, когда новая поставка.

У нас в доме курьерам нельзя заходить в подъезд, доставка только до двери – пришлось все тащить самому, собирал тоже своими руками. Поставил у окна прямо в гостиной, где телевизор: разгреб угол, отодвинул ковер. В районе 200 тысяч рублей потратил.

Правда, уже соседи жаловались. У нас есть упражнение: 200-килограммовую штангу ставишь на упоры, колени под 90 градусов, делаешь паузу – и резко встаешь. И вот когда 200 кило кладешь на эти упоры, все равно приличный бух, вибрация чувствуется. У соседки снизу вся посуда на кухне дребезжит – землетрясение. 

@denisdmitriev37

♬ For Whom the Bell Tolls – Metallica Cover – Sabaton

Мы, велосипедисты, в первую очередь работаем над ногами, мой самый впечатляющий рекорд – в жиме платформы: могу 840 кг сделать. Но это только один раз, конечно. Насколько я знаю, среди коллег по гонкам на треке это самый большой результат.

Для тренировок в изоляции все есть, но сложнее психологически. В некоторых видах и так принято подолгу сидеть в одном месте на сборах – на «Озере Круглом», например. А у нас в велоспорте постоянные поездки, тренировки почти всегда на улице – быстро привыкаешь, что картинка перед глазами меняется, в том числе в быту. Сейчас картинка надолго застыла. Дома мы с двумя детьми: сыну 3,5 года, дочке 8 месяцев. Им, конечно, кукушку рвет – особенно сыну. Сложновато тренироваться, когда они постоянно дома, четкий график вообще не выстроить. Но не жалуюсь – чуть ною иногда, а в целом нормально.

Во время карантина я кроме инстаграма активно веду аккаунт в тиктоке. Честно говоря, завел его только потому, что там удобно накладывать музыку, теперь все больше проникаюсь. Слежу за шоубиз-звездами, пока просто массово подписываюсь, своего фаворита еще не нашел. Понимаю, что там в целом к другому контенту привыкли, но это как концерты Филиппа Киркорова – я вот каждый раз вижу по телику полные залы и удивляюсь: кто все эти люди? Он ведь миллион раз спел самые известные песни, дал сотни тысяч концертов, на каждом в перьях на сцену вышел – и каждый раз все равно битком. Умные люди ответили: на каждого есть свой зритель. То же и у меня: на каждого тиктокера найдется фолловер.

Когда ребята из нашей команды застряли в Эмиратах, а несколько человек заразились коронавирусом, было страшновато. Но порадовало, что никто не поддался панике: вся команда быстро адаптировалась.

Наших велосипедистов заперли в Эмиратах: подозревают коронавирус, неделю держат в отеле и, похоже, что-то скрывают

Доктора постоянно высылали четкие рекомендации, работа не остановилась: механики отправляли нужные детали, если что-то ломалось. Для России это даже удивительно: когда что-то такое происходит, часто вакханалия, никто ни за что не отвечает – а у нас наоборот.

Когда парни оказались заперты в Эмиратах, руководитель «Газпром-РусВело» Ренат Хамидуллин атаковал наше посольство в ОАЭ: делал все, чтобы их вытащить, чтобы им там было комфортно. Решал даже мелкие вопросы, вплоть до их меню.

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

Виртуальные гонки – не то, но от безысходности норм. По подписке погонять с ним может каждый

Велотренажеры я не люблю. Лучше два часа поездить на улице, чем час на станке. А на улице ведь сложнее: там и ветер, и уклоны, горки всякие. Но лучше чувствовать движение, опять же картинку перед глазами менять, чем крутить на одном месте. Некоторые, знаю, ставят перед собой телевизор, сериалы по несколько часов смотрят.

Читайте еще :  В России ждут еще одного чемпиона UFC кроме Хабиба. Его зовут Петр Ян, скоро он дерется за титул с легендой

С онлайн-заездами повеселее, конечно – время пролетает быстрее.

Я пользуюсь программой Zwift. У меня стационарный велотренажер Wattbike, но можно пользоваться и велостанками попроще, суть та же: система считывает усилие, с которым давишь на педали – на экране видишь частоту оборотов и показатели мощности – текущую, максимальную и так далее. Данные передаются в онлайн, твой аватар на экране едет так, как ты его разгоняешь.

Перед тобой карта, множество дорог и маршрутов: можно выбрать конкретный, можно просто ехать и на каждой развилке выбирать, направо повернуть или налево – просто кнопкой, рулем не управляешь. И всюду параллельно едут другие звифтеры, которые так же крутят педали у себя дома. Есть режим гонки, участники собираются как в других онлайн-играх: видно дистанцию и указано, что начало через 10 минут – подключаешься, и как только приходит время, тебя автоматически перекидывает в гонку. Стартуешь со всеми: конкретный маршрут, финишная линия. Тут уже азарт появляется.

Внутри Zwift – целая соцсеть для велосипедистов. Видишь ники людей, которые рядом на трассе, их страны, показатели мощности. Когда только зарегистрировался, меня верифицировали – я там D. Dmitriev, и галочка рядом с именем. Можно даже лайки друг другу ставить: прямо над головой гонщика появляется большой палец. Виртуальная велотусовка.

Когда заходишь в Zwift, видишь, кто в онлайне, можно предложить мини-соревнование – недавно я так с одним французом зарубился. Посушили друг друга: сначала просто ехали рядом, вдруг он вперед ушел – непорядок, ускорился тоже. В итоге азарт, мощная скорость, пульс 170, лужа пота – час рубились. Без виртуальной системы вряд ли бы я сам себя заставил так долго работать на максимуме, а в таком батле лень исчезает.

Тренажер, как у меня, стоит дорого – несколько сотен тысяч рублей, но подключиться к системе можно и с обычным велосипедом, на котором катаешься по улице. Достаточно станка, в который вставляется заднее колесо, и пары датчиков: скорости и частоты оборотов – они стоят 4000 рублей в сумме, самый простой велостанок можно купить примерно за 3000 – итого за 7000 рублей свой велосипед можно подключить к Zwift. 

И ездить вместе даже с самыми популярными гонщиками мира. 

Например, велокоманда Ineos, бывает, в полном составе выходит на онлайн-заезд – в обычной жизни вряд ли получится так прокатиться рядом со звездами, а тут они просто в соцсетях постят анонс: едем тогда-то, присоединяйтесь.

Я – трековый гонщик, спринтер, моя самая длинная гонка – 40 секунд, а шоссейные гонщики по сравнению со мной – марафонцы. У меня тренировки относительно короткие и насыщенные, а у них гораздо более продолжительные. Кто-то и по 8 часов подряд крутит тренажер: один парень прямо поставил себе такую задачу и просил в соцсетях подключаться к нему, стимулировать. Справился.

В системе есть несколько реальных трасс: например, дистанции шоссейного чемпионата мира, который в прошлом году был в Йоркшире, трасса по Центральному парку в Нью-Йорке и сборный маршрут из разных известных отрезков – и горы, и дороги рядом с достопримечательностями. Любители шоссейного велоспорта найдут много знакомых мест.

Во время пандемии очень много споров: люди, например, ставят рекорды на виртуальных трассах, пишут в соцсетях, что показали результат на уровне топ-спортсменов – в духе «он такой великий, а я ехал рядом, и мне было так легко». Но, например, Петер Саган, трехкратный чемпион мира и семикратный победитель спринтерского зачета «Тур де Франс», сказал четко: я реальный велогонщик, а не виртуальный.

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

Если сравнивать ничего и онлайн, я, конечно, за хотя бы такие виртуальные покатушки. Но с реальными тренировками и соревнованиями очень мало общего. Разница в первую очередь в ощущениях: совсем иначе силы расходуются, по-другому нужно настраиваться на тренировку, плюс за столько лет появилась привычка ездить по улицам в разную погоду – а тут все одно и то же.

Переживал, что «Газпром» не продлит спонсорство: со стороны спортсменов ведь сейчас никакой отдачи

В финансовом плане нам повезло. Фиксированная зарплата, которую дает Минспорт, зависит от выступлений в прошлом году: сейчас получаем то, на что заработали в 2019-м. Повезло – потому что, во-первых, до конца года все должно быть стабильно, а во-вторых, на треке успели провести все главные старты сезона – чемпионат Европы и чемпионат мира, от которых в большей степени зависит зарплата на следующий год.

Я выступаю в команде «Газпром-РусВело», и как только все соревнования отменили, мы волновались: «Газпром» ведь финансирует команду не просто так, мы взамен выступаем в экипировке с логотипом компании, везде звучит это название. Когда все остановилось, мы понимали: для «Газпрома» долго не будет вообще никакой отдачи, было бы вполне логично приостановить поддержку. 

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

Но недавно на командном собрании в зуме нам сообщили, что «Газпром» будет поддерживать команду и дальше. Это никак не связано с деньгами от Минспорта: там – ежемесячная зарплата, а тут спонсорская поддержка от компании. И для команды в целом, и для спортсменов лично. Например, с оборудованием для тренировок нам помогают как раз благодаря «Газпрому».

Меня регулярно приглашают на коммерческие старты в Японию – в местную лигу кейрина (кейрин – один из нескольких видов спорта, где разрешено работать японским букмекерам, там соревнуются более 2000 местных гонщиков, но каждый год организаторы приглашают топ-8 иностранцев; подробнее про японский кейрин, придуманный как раз ради ставок, читайте здесь – Sports.ru). Как правило, иностранцев зовут на сезон с апреля по сентябрь – на три месяца или на полгода. Но в олимпийский год это окно смещается на сентябрь – декабрь. Естественно, план на 2020-й составляли до переноса Олимпиады, поэтому теоретический шанс туда поехать в этом году остается, если все успокоится и соревнования к тому моменту возобновят.

Японцы рассчитывали благодаря Олимпиаде значительно подогреть интерес к велоспорту и конкретно к кейрину – у них сейчас сильные ребята в сборной, появилась медаль чемпионата мира. Этот план теперь отложен на год, как и сами Игры. 

Интервью нашего спортсмена, поймавшего тот самый вирус: он рассказывает, как и чем лечится

Сразу после Олимпиады там собирались запустить новую лигу. Действующая по правилам отличается от стандартных трековых гонок: и длиной круга, и покрытием, и тем, что иностранцы не могут соревноваться с местными звездами – мы бы их наверняка обыгрывали, они бы потеряли местный статус богов кейрина, там это никому не нужно. А вот новая лига будет открытой, достаточно подать заявку, и правила приблизят к международным стандартам: уже строят крытые треки с деревянным покрытием и 250-метровым кругом. Не знаю, сместится ли этот план, но такая лига точно появится.

Сразу после переноса Олимпиады я сказал, что мне это даже на руку, потому что самому не понравился сезон-2020. Чисто по результату все супер, но многое шло не по плану: и тренировки срывались, и падения были, и травмы. Люблю, чтобы все было суперчетко, а вышло скомкано.

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

К тому же мы очень нервно отбирались на Олимпиаду в командном спринте. Это важно, потому что квалификация команды гарантирует два места в личных видах, без нее каждый отбирается индивидуально. Квалифицируются топ-8 сборных, мы в рейтинге болтались от седьмого места до десятого, к чемпионату мира подходили девятыми и только там вышли на седьмое. А на девятое скинули как раз японцев.

Теперь главное – не повторить ошибок и сделать все четко перед Токио-2021. У меня в карьере бывало и такое, что слишком увлекался тренировками – потом организм на пару месяцев уходил в режим подзарядки и на максимум не включался. Нынешний режим задачу только усложняет, но нужно справиться.

Перед главными стартами питается в режиме монаха: через неделю – ломка из-за сладкого, но потом приходит легкость

Я в целом очень внимательно слежу за тем, что ем. И призываю ответственно относиться к питанию. Очень многое зависит от того, насколько ты любишь себя. И готов ли ты ради того, чтобы улучшить свое тело, отказаться от того, без чего не можешь представить жизнь.

В России, например, как заведено: после ужина обязательная программа – чай с печенькой, тортиком, булочкой. Бутерброд с колбасой еще ладно, особенно если хлеб хороший цельнозерновой, некоторые же без глазированных сырков уснуть не могут. Но это самоубийство. После ужина и так организм загружен пищеварением, вы ему еще такого подкидываете, уровень инсулина поднимаете. А утром почему-то вдруг не выспались, откуда-то синяки под глазами.

Зависимость от сахара намного сильнее, чем, например, от никотина. Мне периодически задают вопросы: Ден, ты же разбираешься, помоги похудеть, набрать форму. Объясняешь, как работает организм, что нужно делать – оказывается, для многих это слишком сложно. Чтобы осознать, я бы посоветовал этот документальный фильм.

Перед ключевыми соревнованиями я включаю режим монаха: отказываюсь от сахара в любом виде. Да, во фруктах есть фруктоза и так далее, совсем исключить попадание в организм не получается, но сахарный песок, десерты – железно нет.

Через неделю ломка начинается – осознаешь зависимость мозга. Никогда не забуду: мы на сборе в Америке, я неделю без сахара, заходим в супермаркет, там кондитерский отдел – меня реально затрясло. И голос внутренний: возьми, возьми! В пот бросало, руки сами тянулись – я буквально выбежал, чтобы не сорваться и не зажамкать что-нибудь запретное прямо там.

И каждый раз есть такой порог. Но когда перетерпишь несколько дней – легче. Если вдруг после ужина все равно хочется залакировать чем-нибудь сладеньким, спасают диетические йогурты – небольшой обман мозга, успокаиваешься.

Эффект есть через две недели: качество сна совсем другое, за шесть часов можно выспаться как следует, легкость приходит, у меня кожа становится заметно лучше – гораздо меньше всяких там прыщей, сыпи.

Договорился с собой: после хорошего сезона отъедаюсь две недели – потом 5-7 кило месяц сбрасываю

В повседневном режиме основа – конечно, подсчет калорий: есть столько же, сколько расходуешь. Чтобы ориентироваться, хватает браслета на руке. Не суперточно, но достаточно для общей картины. Хочешь похудеть – съедаешь меньше, но снижать нужно только по чуть-чуть. Нельзя расходовать три тысячи, а есть полторы. Начните с разницы в 200 калорий, и, если чувствуете себя нормально – убавьте еще 50. Организм всегда подскажет.

Мой второй пункт – точечно добавляю спортивное питание. После тренировок – recovery protein, смесь протеина с углеводами в соотношении 60/40, на ночь обязательно казеин, чтобы улучшить восстановление. Не бывает такого, чтобы на сбор я поехал с одной банкой протеина и глушил его постоянно. На каждую тренировку в зависимости от задач есть своя смесь, которая работает на конкретную цель.

Честно говоря, я заложник своего желудка – вкусно поесть очень люблю. Крайне жаль, что почти все вкусное – не полезное. Но сразу после главного старта я всегда даю себе две недели на разгрузку: в это время ем что хочу. Хоть десерт, хоть бургер – что угодно. Отъедаюсь как свинюшка. И плавно перехожу в полумонашеский режим: отказываюсь от всего вредного.

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома

За эти две недели вседозволенности обычно набираю 5-7 кило – нужен примерно месяц тренировок, чтобы вернуться в форму. Договорился с собой так: если хорошо провожу сезон и удачно выступаю на чемпионате мира, награждаю себя этими двумя неделями. Как отпуск для человека, который все остальное время работает в офисе.

Однажды на отдыхе надел рубашку в начале отрыва, а потом ее же через неделю. Сижу за столом, только что поужинал – и все пуговицы натянуты максимально, как будто сейчас не выдержат и отскочат.

Вообще у всех велосипедистов-спринтеров очень сильные мышцы ног и накачанные бедра. Приходится покупать не те штаны, что нравятся, а те, которые просто налезут. Обычно, если в талии нормально – не натянешь выше колен, а если на ногах хорошо, в талии еще один человек поместится. Затягиваешь поясом – гармошка получается.

Спасают только джинсы-стрейч. А еще джоггеры – вообще тема! Недавно ездили на сборы, рядом в магазине была большая скидка на них: удобные, легкие, свободные. Приезжаю в аэропорт – и вся команда в таких. Еще ведь удобно, что они на шнурке, ремень перед досмотром доставать не надо. Мы теперь угораем: ну что, завтра встречаемся в перелетных штанах?

«Чем длиннее этикетка, тем короче жизнь». О правильном питании в спорте и не только

«Закупил железа на 200 тысяч. Тренируюсь так, что у соседки посуда дребезжит». Открытое письмо чемпиона по велику, запертого дома
Adblock
detector