Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

Уже в октябре республиканский кабмин должен принять документ, который будет определять культурную политику в Татарстане до 2030 года

Документ под названием «Стратегия развития культуры Республики Татарстан на 2020–2025 годы и на период до 2030 года» одобрили на этой неделе члены совета по культуре при президенте РТ. Вскоре ожидается и обсуждение стратегии, рожденной в недрах ведомства Ирады Аюповой, в правительстве, после чего должно выйти постановление за подписью Алексея Песошина и последовать начало реализации. О том, что из себя представляет документ, — в материале «БИЗНЕС Online».

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

ЧТО ЕСТЬ КУЛЬТУРА?

На этой неделе многие внимательные читатели «БИЗНЕС Online» узнали о существовании документа «Стратегия развития культуры Республики Татарстан на 2020–2025 годы и на период до 2030 года». О нем говорил на первом заседании совета по культуре при президенте РТ сам Рустам Минниханов, а члены нового экспертного органа в конце мероприятия даже приняли этот документ. Сам Минниханов заявил, что уже в октябре, учтя все последние предложения, стратегия должна быть принята на заседании кабмина РТ и оформлена постановлением правительства.

Впервые о создании подобного стратегического документа министр культуры Татарстана Ирада Аюпова объявила еще на годовой коллегии ведомства по итогам 2018-го, на которой присутствовал тогдашний федеральный министр Владимир Мединский. Но работа затянулась, в том числе и по причине пандемии, в итоге лишь в июле 2020 года стратегия впервые была презентована в минкульте. При этом за пару месяцев с того момента, а последний вариант «БИЗНЕС Online» любезно предоставили в самом министерстве, документ уже претерпел серьезные изменения.

Сразу нужно сказать, что в «Стратегии развития культуры Республики Татарстан» вы не найдете ответов на вопросы: когда татарская эстрада заставит гордиться собой, почему почти все спектакли театра им. Качалова представляют собой пошлые водевили и как якутское кино умудряется побеждать на московском международном кинофестивале и «Кинотавре», а татарское только мечтает попадать на подобные форумы?

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

Дело в том, что авторы документа, рожденного в недрах минкульта, ставят перед собой гораздо более амбициозные задачи, саму  культуру рассматривая как гораздо более значимое явление, выходящее далеко за рамки набора видов искусств. В первой части стратегии дается очень подробный перечень основных используемых определений. Причем, судя по всему, многие  из них выработаны самими разработчиками.

Например, «культура — совокупность формальных и неформальных институтов, явлений и факторов, влияющих на сохранение, производство, трансляцию и распространение духовных ценностей (этических, эстетических, интеллектуальных, гражданских и т. д.); основа жизни и духовного развития нации». Или «экосистема — самоорганизующаяся совокупность сообществ; основой любой экосистемы является платформа, обеспечивающая множественные коммуникации, гибкая система с множественными связями, способная быстро реагировать на внешние и внутренние изменения».

Правда, не все определения кажутся очевидными. Например, «культурный уровень — показатель культурности или степень освоения отдельным человеком, коллективом или обществом определенных видов деятельности или поведения, культурных ценностей предшествующих поколений». Что такое «показатель культурности» и как он определяется? Если человек грызет ногти и не чистит зубы, но знает наизусть все фильмы Кшиштофа Кесьлевского и Душана Маковеева, то насколько он освоил «культурные ценности предыдущего поколения»?

И, пожалуй, самое забавное определение из стратегии: «Творческая элита — это люди с высокими моральными ценностями, которые аккумулируют и систематизируют самые актуальные идеи». Видимо, Караваджо и Франсуа Вийону, убивавшим людей, не грозит попадание в творческую элиту Татарстана. Вряд ли пройдут по моральным критериям и известные алкоголики Венедикт Ерофеев и Сергей Довлатов. А как быть с Оскаром Уайльдом и Рудольфом Нуриевым? И если уж у великих с высокими ценностями не всегда все так очевидно, то как быть с деятелями культуры местного разлива?

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

«ПЯТЬ К»

Цель стратегии: «Повышение роли культуры как ценностного ориентира, направленного на гармоничное развитие Республики Татарстан, обеспечение благополучия в интересах населения, реализацию культурного и духовного потенциала каждой личности и общества в целом».

Задачи:

1. создание возможностей для самореализации и развития талантов, условий для воспитания гармонично развитой и социально ответственной личности на основе духовно-нравственных ценностей, патриотизма, исторических и национально-культурных традиций Республики Татарстан;

2. создание условий для обеспечения доступности культурных благ, формирования единого культурного пространства в рамках межсетевого взаимодействия внутри экосистемы культуры;

3. активизация культурного потенциала, создание конкурентоспособности и повышение качества услуг в сфере культуры и искусства;

4. формирование эффективной кадровой политики;

5. цифровая трансформация и интеграция проектов в сфере информатизации в деятельность учреждений культуры и в систему продвижения культурного продукта.

Основывается стратегия все на тех же принципах «пяти К», которые впервые были озвучены Аюповой еще полтора года назад.

а) Креативность — создание среды, стимулирующей к творчеству.

б) Коммуникация — необходимость взаимодействовать с сообществами, активнее работать с целевыми аудиториями.

в) Кооперация — принцип объединения ресурсов, который должен стать доминантным в сфере культуры.

г)  Капитализация — она подразумевает сразу несколько направлений в своем движении (капитализация ресурсной базы, капитализация культурного продукта, капитализация человека).

д) Компетенция — составляющая, тесно связанная с капитализацией, созданием новых профессий в сфере культуры.

«Реализация вышеуказанных принципов, которые могут быть объединены в 5К, позволит создать в республике оптимальную экосистему для развития современного татарстанца, которая поможет интегрировать новые явления и процессы в культурную среду республики, формировавшуюся не одним поколением», — гласит «Стратегия развития культуры Республики Татарстан на 2020–2025 годы и на период до 2030 года».

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

ЗАДАЧИ И МЕРОПРИЯТИЯ

Выделяют авторы и в рамках SWOT-анализа основные проблемы культуры в Татарстане, в основном они довольно типичные для страны:

1) понимание культуры как элемента инфраструктуры индустрии развлечений и частичной подменой воспитательной и просветительской функций культуры;

2) отсутствие бизнес-экосистемы для производства культурного продукта: креативный сектор не интегрирован в культурное пространство, отсутствуют инструменты привлечения бизнеса в сферу культуры;

3) недостаточная адресность культурных услуг и дифференциация культурных благ, проблемы инклюзивного образования;

4) недоступность широкого спектра услуг сферы культуры для жителей сельской местности;

5) преобладание бюджетного финансирования культуры, отсутствие механизмов оценки стоимости культурного продукта, культурных брендов, вклада культуры в экономику республики;

6) преобладание некачественного культурного продукта в сети интернет и виртуальном медиапространстве.

«Анализ позитивных и негативных факторов и тенденций развития культуры Республики Татарстан позволяет сделать следующие выводы: обществом востребованы культурные преобразования; органы государственной власти и местного самоуправления республики заинтересованы в развитии культурной деятельности для социально-экономического развития Татарстана и его жителей, формировании позитивного имиджа и повышения конкурентоспособности культурного продукта в России и мире; имеются ресурсы для эффективной реализации культурной политики в Республике Татарстан».

Интересно, что среди проблем культуры РТ совершенно не фигурирует тема татарского языка и культуры. Этому посвящена отдельная глава «Развитие культуры татарского народа», основные тезисы которой в целом повторяют подобные документы, принятые в последнее время.

Далее поясняются приоритетные направления реализации стратегии, которые совпадают с пятью главными задачами, описанными в документе:

  • созданию возможностей для самореализации и развития талантов должно способствовать создание комфортной среды, стимулирующей к самореализации и творчеству; широкое использование социальных сетей и других возможностей информационных технологий для получения общественной оценки и изучения потребностей населения; развитие креативных индустрий, встраивание творческих индустрий в имеющиеся пространства крупных городов республики; повышение социального статуса семьи как общественного института, развитие талантопроводящей системы с целью выявления и поддержки одаренных детей и др.;
  • созданию условий для обеспечения доступности культурных благ и формированию единого культурного пространства должно способствовать формирование развитой инфраструктуры в муниципальных образованиях РТ; формирование адекватной ценовой политики в области культуры; содействие организациям соотечественников, проживающих за пределами Российской Федерации, в реализации творческих проектов, направленных на сохранение национальной идентичности; оказание поддержки организациям культуры всех форм собственности, деятелей культуры и искусства, в том числе самозанятым; формирование современной творческой элиты как основы социокультурной модернизации региона и др.;
  • активизации культурного потенциала и созданию конкурентоспособности в культуре должно способствовать повышение качества оказываемых услуг, стандартизация и сертификация услуг; реализация инвестиционных культурных проектов на базе государственно-частного партнерства; развитие современного музейного маркетинга по формированию предпочтений и генерации контента; диверсификация и экспорт культурного продукта; использование в работе лучших мировых методологий деятельности в сфере культуры; создание условий для меценатской деятельности в Республике Татарстан и др.;
  • формированию эффективной кадровой политики должна способствовать социальная поддержка и привлечение молодых специалистов для работы в учреждениях культуры; совершенствование системы подготовки и повышения квалификации специалистов в сфере культуры, создание арт-инкубаторов; обеспечение населения рабочими местами в сфере культуры, в том числе создание единого банка данных о вакансиях в государственных (муниципальных) учреждениях культуры; создание и внедрение новых востребованных профессий в сфере культуры и др.;
  • цифровой трансформации и интеграции проектов в сфере информатизации в деятельность учреждений культуры должно способствовать создание цифрового культурно-информационного пространства РТ; формирование и развитие корпоративного (единого) информационного пространства библиотек и музеев Республики Татарстан на основе реализации проектов, направленных на кооперацию и координацию действий библиотек и музеев различных систем и ведомств; широкое внедрение цифровых технологий; унификация атрибутирования культурных ценностей; развитие и поддержка цифрового искусства, кино и анимации, в том числе авторской анимации и др.

Правда, не совсем понятно, как именно заниматься, скажем, «повышением качества оказываемых услуг» или «созданием условий для меценатской деятельности».

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

«НАИБОЛЕЕ РЕАЛИСТИЧНЫМ ЯВЛЯЕТСЯ БАЗОВЫЙ СЦЕНАРИЙ»

Также в тексте присутствует четыре сценария реализации стратегии:

1. Инерционный сценарий предусматривает усиление негативных тенденций в культурной сфере, проблем и снижение уровня финансирования: «Инерционный сценарий не позволит качественно изменить ситуацию с развитием культурной инфраструктуры. Фактор значительного физического износа инфраструктуры будет носить постоянный самовоспроизводящийся характер… Так, к 2030 году доля учреждений культуры и искусства, находящихся в государственной и муниципальной собственности, состояние которых является удовлетворительным, не превысит 70 процентов. Инерционный сценарий в целом не ухудшит положение театральных и концертных учреждений, способных привлекать внебюджетные средства, и позволит осуществлять их гастрольную деятельность. Однако в муниципальных образованиях Республики Татарстан инерционный сценарий будет сопровождаться дальнейшей оптимизацией сетей учреждений культурно-досугового типа и библиотек, в первую очередь продолжится отток профессиональных кадров из села и малых городов в крупные города республики».

2. Инновационный сценарий предусматривает быстрое достижение качественно иного социального статуса культуры: «Отличительными особенностями инновационного сценария являются значительные инвестиции в человеческий капитал и систему профессионального образования, обеспечивающие лидирующие позиции профессионального образования в России, существенные государственные и частные инвестиции в развитие материально-технической базы и инфраструктуру государственных и муниципальных учреждений культуры, реализация крупномасштабных инвестиционных проектов, а также инвестиционная привлекательность сферы культуры на российском и международном уровнях. При реализации этого сценария доля учреждений культуры и искусства, находящихся в государственной и муниципальной собственности, состояние которых является удовлетворительным, к 2030 году составит 100 процентов».

3. Базовый сценарий определяется постепенным развитием имеющихся позитивных тенденций и постепенным преодолением существующих проблем, увеличением совокупных расходов на культуру за счет всех источников: «При базовом сценарии не произойдет взрывного роста, но продвижение культуры как стратегического национального приоритета, концентрация имеющихся ресурсов и постепенное подключение элементов многоканальной системы финансирования культуры на приоритетных направлениях будут способствовать заметному улучшению положения организаций культуры, повышению качества человеческого потенциала и модернизации материально-технической базы. Базовый сценарий с большей вероятностью может быть реализован при увеличении совокупных расходов на культуру за счет всех источников. Подобный сценарий позволит к 2030 году увеличить до 90 процентов долю учреждений культуры и искусства, находящихся в государственной и муниципальной собственности, состояние которых является удовлетворительным».

4.  Кризисный сценарий предполагает секвестирование доходной части республиканского бюджета, отсутствие инвестиций из федерального бюджета и внебюджетных источников, сокращение количества проводимых мероприятий: «Кризисный сценарий создает угрозу для экономической стабильности. В значительной степени ухудшит положение учреждений театрального и исполнительского искусства, частных негосударственных организаций в связи с низким спросом на культурные услуги и сокращением доходов от предпринимательской деятельности в случае снижения платежеспособности населения, сократит инвестиции в инфраструктурное и кадровое развитие».

«Стратегия позволяет при разных экономических, нормативно-правовых условиях реализовать один из четырех сценариев. Вместе с тем наиболее реалистичным и обеспечивающим приоритетность развития сферы культуры является базовый сценарий», — указывают авторы стратегии.

Среди ожидаемых результатов реализации стратегии есть самые разные пункты. От глобально философских (сформировать новую ценностно ориентированную модель государственной культурной политики; обеспечить наращивание внутреннего духовного, интеллектуального, культурного и экономического потенциала татарского народа на основе его исторического опыта, социально-экономических и социокультурных традиций; обеспечить укрепление семейных ценностей для обеспечения демографического, религиозного, социально-экономического и культурного развития татар) до совершенно конкретных (обеспечить долю внебюджетных инвестиций в культуру на уровне не менее 20% совокупных расходов на культуру за счет всех источников; достичь доли национальных фильмов в отечественном прокате к 2030 году до 45%; обеспечить создание туристических маршрутов в муниципальных образованиях Республики Татарстан, включающих историко-культурный, событийный туризм, мемориальные музеи и усадьбы, к 2025 году до 45 единиц, к 2030-му — не менее 50 единиц; увеличить в 3 раза число посещений культурных мероприятий организаций культуры к 2030 году).

Пожалуй, описание потенциальных результатов реализации стратегии как раз и показывает сущностные недостатки документа. Во-первых, обилие субъективных характеристик, их каждый может понимать по-своему, а зафиксировать развитие или изменение практически невозможно. Во-вторых, не всегда различные куски стратегии логически связаны между собой, это объясняется тем, что в ее подготовке принимали участие довольно большое количество авторов. В-третьих, не всегда понятно, как ее могут использовать в повседневной жизни сами культурные учреждения, на которые в том числе направлена стратегии. Скорее только для подачи заявок на гранты в тот же самый минкульт.

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

«РЕАЛИЗАЦИЮ, НО НЕ ФИНАЛ СТРАТЕГИИ, МЫ ПОЧУВСТВУЕМ, КОГДА «ДУША ГОРОДА» БУДЕТ ПЕТЬ»

Министерство культуры РТ привлекало к работе над стратегией ряд экспертов из смежных областей.

Социолог и координатор центра прикладной урбанистики Мария Леонтьева рассказала «БИЗНЕС Online», что считает большим прогрессом для республики и Казани то, что стратегия обсуждалась публично, идеи предлагались специалистами в разных областях: «Мы, как члены экспертной группы по устойчивости исторического поселения, внесли свои предложения по работе над территориальной идентичностью. То есть исторические поселения Татарстана и городов РТ. Под территориальной идентичностью мы понимаем совокупность представлений памяти, опираясь на которую, люди ассоциируют себя принадлежащими той или иной территории. Также мы ввели понятие „идентичности“, „культурного ландшафта“, „исторического ландшафта“, „культурной экосистемы“».

Также Леонтьева сообщила, что с коллегами предлагала экосистемный подход к культурным институциям города: «Мы понимаем, что инвестиции разного формата, государственные и негосударственные, большие и малые, — все они являются частью экосистемы, которая производит культурные ценности и нуждается в поддержке. Здесь мы говорим об образовании, дополнительном образовании, финансировании, грантах, субсидировании дополнительного образования для деятелей в сфере культуры. И говорим о создании неких экспертных групп, которые могли бы оценивать то, что происходит в культурной сфере Казани».

Но главное, говорит собеседница «БИЗНЕС Online»: «Мы достигли согласия с Ирадой Хафизяновной в вопросе работы именно с темой территориальной идентичности». Кроме того, Леонтьева познакомила со своим списком конкретных мероприятий по реализации стратегии, вот некоторые из них: разработать стратегии и программы культурной политики на основании территориальной идентичности для 13 исторических поселений РТ (Свияжск, Билярск, Елабуга, Чистополь и др.); разработать и принять бренд территорий для 13 исторических поселений РТ; разработать стратегии и дорожные карты развития туризма и событийной деятельности территорий исторических поселений Республики Татарстан на основании разработанных стратегий и брендов; создать образовательные программы и акселераторы для творческих институций, мастеров народных промыслов и организаторов культурно-массовых событий по современным методам работы с медиа и дизайном для переосмысления культурного наследия и разработки конкурентоспособных творческих продуктов; учредить конкурсы на право художественного руководства содержанием массовых народных праздников, локальных городских событий среди творческих институций и НКО республики; сформировать реестр объектов нематериального наследия РТ, создать единую информационную базу с возможностью дополнения по заявкам пользователей в сети интернет».

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»

«Стратегия — большой документ, написанный формальным языком, это особенности жанра подобного рода текстов. Мне по исследовательской и преподавательской деятельности приходилось работать несколько в других жанрах, — говорит историк, кандидат культурологии, руководитель мемориальной лаборатории института городских исследований „Тамга“ Энже Дусаева. — Мы с коллегами уточнили ряд принципиальных и базовых понятий, ввели значимое для культуры понятие „экосистемы“. Важно, чтобы в документе была отражена необходимость создания условий для их развития и функционирования. Последнее время мы наблюдаем в Татарстане много различных инициатив, которые при поддержке министерства культуры могут быть реализованы. Я в этом смысле оптимист и романтик».

Следующей важной категорией, по словам Дусаевой, является культурная память. «Существуют холодная и горячая опции памяти. Холодная фиксирует повторяющееся прошлое, здесь важно помнить о преемственности, а не о разрыве. Горячая в свою очередь — воспоминание ради потребностей настоящего. Часто бывает, то, что уже могло стать „холодной памятью“, нами воспринимается как произошедшее в недалеком прошлом. Внесение понятия культурной памяти в столь важный документ свидетельствует о запросе с разных сторон: общества, экспертов и руководства республики на понимание того, где мы сейчас находимся, что нас волнует, как с этим жить дальше. Есть успешные европейские примеры работы с культурной памятью», — продолжает наша собеседница.

«В разработке стратегии приняли участие разные специалисты и независимые эксперты. Данная стратегия дает основные векторы развития, учитывая запросы самых разных групп — от потребителей культурных продуктов до их создателей. Здесь уделено внимание вопросам образования в сфере культуры, подготовки кадров и налаживанию связей между разными интересантами. Надеюсь, что данный документ будет воспринят как некая карта для „поиска сокровищ“, а то, как мы их станем искать, зависит от нас», — уверена Дусаева. «Следующий важный момент в стратегии — создание образовательных программ в сфере нематериального наследия, территориальной идентичности, мемориальных лабораторий. Как человек, проработавший в университете почти 15 лет, скажу, что это важный шаг, позволивший понять потребности города, сделать даже гуманитарное образование более прикладным. Подобное позволяет в Татарстане готовить необходимых специалистов», — уверена она.

«Какие конкретно результаты для вас были бы свидетельством того, что стратегия действительно реализована? Хороший вопрос. Что является критерием моей хорошей работы как преподавателя вуза? Точно не оценки, — считает Дусаева. — Конечно, есть определенные индексы и показатели, но я, как историк и культуролог, далека от них. Для меня важный критерий — наличие интересных нестандартных проектов, сформированное экспертное самообновляющееся сообщество. Это похоже на цветник, где есть место самому разному и созданы условия для их цветения и развития. Важный критерий, когда молодые специалисты будут оставаться в республике и смогут найти именно здесь себе применение в сфере культуры. Еще одним критерием станет усложнение и разнообразие культурного программирования не только исторического центра Казани и других городов республики, но и развитие периферии. Мне кажется, что реализацию, но не финал стратегии, мы почувствуем, когда „душа города“ (понятие П. Анциферова „душа Петербурга“) будет петь».

«ТАКОЕ СЛОВЕСНОЕ БАЛАГУРСТВО ПОЛУЧАЕТСЯ»

Интересно, что целый ряд членов совета по культуре при президенте РТ, на котором была принята стратегия, в разговоре с «БИЗНЕС Online» честно признавались, что пока не успели должным образом познакомиться с ее текстом. Но некоторые обещали это сделать и в том числе даже внести собственные предложения до того, как в октябре документ будет обсуждаться кабинетом министров РТ для окончательного утверждения. Но некоторые из участников совета по культуре все же согласились высказать свое отношение к стратегии.

Алексей Барыкин — кинорежиссер и продюсер:

— Вообще, стратегия производит впечатление очень проработанного документа. Там есть числовые показатели, swot-анализ, оценка оптимистичных и пессимистичных сценариев, все выглядит очень грамотно. Она выполнена в форме маркетингового проекта, как в бизнес-планах. Но эта технократичность меня отчасти и тревожит. В данном случае речь идет не о выходе ретейлерской компании на рынок, а о культуре, об искусстве! Мне хотелось бы, чтобы стратегия в большей мере была посвящена рассмотрению духовно-нравственных ценностей, художественных приоритетов, отношению к традициям, сохранению наследия. В общем, к тем вещам, которые нельзя измерить в тысячах человек или рублей, из которых состоит ткань искусства, творчества.

Кроме того, стратегия преимущественно рассматривает культуру Татарстана как нечто внутри нашей республики. То есть культурные объекты, кадры, зрители внутри республики и так далее. А мне кажется, важнейшая задача — транслировать нашу национальную культуру наружу, в Российскую Федерацию и за рубеж. Это можно сделать только через классные проекты мирового уровня. Таких проектов мало, их можно сосчитать по пальцам одной руки, хотя они должны быть системной частью большой стратегии. Горы оценивают по вершинам, а не по среднему уровню возвышения поверхности над уровнем моря. Ну и, наконец, третье, что меня расстраивает: то, как мало внимания уделяется у нас кинематографу. У нашей республики в руках мощнейший инструмент, которым мы не пользуемся. Смотрите: татарстанский фильм посмотрели почти 7 миллионов зрителей по всему миру, а затраты на него составили 3 миллиона рублей. Какой другой вид искусств дает такой охват аудитории, такой выход в мировое пространство при подобных вложениях? Не понимаю, почему мы не пользуемся этим рупором на полную катушку, не развиваем его.

 Армандо Диамантэ — директор МАУК «Русский драматический театр „Мастеровые“» (Набережные Челны):

— Я, собственно, выступал уже на эту тему, сказал, что есть одна проблема. Когда мы делаем какие-либо концепции, то сталкиваемся, скажем так, с быстротечностью времени. Проблема стратегий в том, что они видят и расписывают те ценности, которые важны сейчас. И почему-то думают, что они вечные. И именно в культуре это особенно важно. Например, в футбол как играли, условно, 100 лет назад, так и играют. Ну детали поменялись, форма игроков, но суть игры — нет. Как пинали в ней мяч, так и пинают.

В культуре все сложнее. Одно дело — история культуры… Просто пример: у Лемана есть работа, называется «Постдраматический театр». Новомодная такая тема и так далее. Но на Западе это прошло в 1970-е. Для них подобное — пройденный этап, а для нас — современность. Вам не кажется, что это такой диссонанс? Трудно писать концепцию развития культуры именно потому, что она постоянно развивается. Такое словесное балагурство получается.

Писать надо, но нужно закладывать именно то, что это будет развиваться. То есть пытаться понять, что станет ценностью завтра. Потому что когда мы готовим концепцию, то сохранение языковых вещей и так далее, да, подобное нужно, но это уже немного музейное дело, я бы сказал. И многие вещи, которые кто-то считает актуальными, стали историей культуры, вот таким музейным экспонатом. Но я не хочу ругать данную концепцию. Рад, что ее хотя бы пытаются написать. Но, повторю, мы делаем культуру для современных людей, а не для общества антикваров.

Стратегия развития культуры РТ: «Творческая элита – люди с высокими моральными ценностями»
Adblock
detector