«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

Ковидный корпус за 1,8 млрд возвели всего за 100 дней — бывало, на площадке одновременно работали тысяча строителей

Госстройнадзор сегодня одобрил ввод в эксплуатацию нового корпуса инфекционной больницы, который станет главным COVID-госпиталем Татарстана. Его запустят 10 августа — на открытие ждут вице-премьера Татьяну Голикову. Для чего оранжевое здание на проспекте Победы опоясывают наружные галереи и какова цена одного койко-места, как выглядят боксы-резерваторы, чистые и грязные зоны, из первых уст узнали корреспонденты «БИЗНЕС Online».

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

«СЕЛИ ЗА КРУГЛЫЙ СТОЛ СО СЛОВАМИ: «РЕБЯТА, НАДО». РЕЗУЛЬТАТ ПЕРЕД ВАШИМИ ГЛАЗАМИ»

Сегодня исполнилось 100 дней с начала строительства нового, «коронавирусного» корпуса республиканской инфекционной больницы на проспекте Победы. Госстройнадзор подписал ввод здания в эксплуатацию, но официальное открытие запланировано на 10 августа — при участии вице-премьера РФ Татьяны Голиковой. Первый ковш земли на пустыре вынули 27 апреля, попутно пересадив шесть трехметровых елок. 5 мая на стройплощадке побывал президент РТ Рустам Минниханов, выбрав один из двух вариантов оформления фасада клиники. Две недели спустя руководитель республики попросил поддержки президента России Владимира Путина — больница строится за счет кредитных средств, пояснил Минниханов. А на днях корреспонденты «БИЗНЕС Online» стали одними из первых, кто оценил ее как снаружи, так и изнутри.

Еще в конце апреля на месте четырехэтажного корпуса инфекционной больницы разрабатывали котлован, а сейчас уже монтируют оборудование и врачи осматривают свои будущие владения. У входа в существующий корпус инфекционки нас встречает главный врач республиканской клинической инфекционной больницы Марат Гатауллин. Он, как и положено, в маске, здороваемся кулачками. Надеваем маски и мы.

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

«Никто не верил, а строители, подрядчики, проектанты, министерство здравоохранения, больница, экспертиза сели за круглый стол со словами: „Ребята, надо“. Результат перед вашими глазами», — вспоминает события трехмесячной давности главный врач по пути к новому, но еще не переданному медикам корпусу. Напомним, что врачи казанской «инфекционки» первыми в России столкнулись с лечением больных новой патологии. 23 февраля восемь туристов с лайнера Diamond Princess, в том числе четверо татарстанцев, были госпитализированы — а тогда, по словам Марата Гатауллина, еще не было ни опыта, ни разработанных протоколов лечения болезни.

«Никто не знал, что это за инфекция, — отметил главврач РКИБ. — Да, показывали страшные кадры из закрытых городов Китая, по которым толком и не поймешь, что именно происходит. До появления первых пациентов с круизного лайнера у нас не было протоколов лечения. Не было понимания того, как быть с вирусом и что делать для эффективного лечения. Пролечили, все лечение сопроводили научно-исследовательской базой, ведь это были первые штаммы нового вируса». 

Две недели люди жили в карантине под наблюдением врачей, которые тоже были вынуждены жить рядом под охраной Росгвардии — и наконец 8 марта пациентов выписали. Но дальше — больше: число завозных случаев стало расти, мощностей клиники стало не хватать, для лечения больных COVID-19 стали перепрофилировать городские, районные и республиканские больницы. «Стало ясно, что мы одни неспособны переварить нарастающий объем», — рассказывал Гатауллин. Клиника не только лечила больных с коронавирусом, но и стала методическим штабом по консультированию коллег из других больниц РТ. Так что минздрав подготовил несколько прогнозов развития ситуации по COVID-19, и было решено разворачивать дополнительные койки с учетом угрозы эпидемии. Поначалу были планы войти в программу строительства временных госпиталей от минобороны — по ней в РФ было развернуто 16 госпиталей стоимостью 8,8 млрд рублей на 1,6 тыс коек. Но тогда Казань эта программа обошла стороной — и по настоянию Рустама Минниханова было принято решение строить капитально. Тем более что площадка возле действующего клинического госпиталя имелась, и частично уже была создана необходимая инфраструктура.

Читайте еще :  После драки фанатов «Ростова» и «Локо» задержали 2 человек

Проектирование шло параллельно стройке. «Татинвестгражданпроект» выполнил его за 60 дней (обычно требуется полгода), а строители «Ак Таша» параллельно строили объект. Сумма контракта на строительные работы — 1,322 млрд рублей за счет бюджета РТ, около 40 млн ушло на проектно-изыскательские работы, еще около 500 млн рублей выделено на оборудование из федерального бюджета. 

«Меня как главного врача порадовала четкая организация процесса. Каждый на своем участке, каждый что-то делает, каждый знает, что делает, — продолжает Гатауллин. — Спасибо строителям, которые здесь буквально жили! И мы нет-нет с ними проживали все это время».

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

ПРОЕКТ С РАЗОБЩЕНИЕМ ПОТОКОВ, КРУГЛОСУТОЧНАЯ РАБОТА СТРОИТЕЛЕЙ И НАБОР БОЛЬШЕ 140 ВРАЧЕЙ

Корпус начали строить в две смены 180 человек. Затем перешли на круглосуточный режим, когда одновременно на стройплощадке находилось от 700 до свыше тысячи строителей. При проектировании опирались на действующие нормативы и собственный опыт — все-таки инфекционной больнице РТ в минувшем году исполнилось 120 лет. Взяли на заметку и внешний облик новых капитальных инфекционных больниц, построенных в Сочи и Санкт-Петербурге. «Архитектурные решения разные, но принцип разобщения потоков пациентов общий», — говорит Гатауллин. Врачи должны быть в «чистой зоне» — заходить в нее можно лишь в средствах индивидуальной защиты; пациенты в «красной зоне». И чтобы никаких встреч пациентов с разными заболеваниями — инфекции не должны пересекаться! Это накладывает отпечаток на особенности здания. В чистой зоне также позаботились о комфортных условиях труда и отдыха врачей и младшего медперсонала.

 «Рисовали с проектантами, показывали, как надо, — рассказывает Гатауллин. — При этом сразу искали решения для скорейшего запуска корпуса и приема первых пациентов».

Сейчас перед корпусом уже уложили слой асфальта, обновляют его и у первого корпуса. Рядом уже взошла газонная трава. В П-образном здании завершаются строительно-монтажные работы. Где-то собирают мебель, где-то заканчивают монтаж проводки. Пахнет дезинфекцией — параллельно уже начисто моют будущие боксы-резерваторы для больных коронавирусом, и не только. Монтируют медоборудование — мы стали свидетелями того, как в специально оставленный технологический проем рабочие готовились заносить томограф. Монтаж медицинского оборудования идет с учетом квалифицированного мнения и опыта сотрудников больницы. Прежний и новый корпус соединен переходом на уровне первого этажа.

Запуск рабочих процессов уже начался: больше месяца больница набирает врачей, медсестер, санитарок. Проводятся стажировки новых сотрудников в существующем корпусе, чтобы после открытия без задержки принять первых пациентов. В корпусе на 120 боксов будут работать свыше 140 врачей.

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ БАЛКОНЫ И КАК УСТРОЕНЫ БОКСЫ ПАЦИЕНТОВ

Само здание четырехэтажное, общая площадь — более 15 тыс. кв. метров. Проходим внутрь корпуса. Первая его особенность в том, что у него нет общего приемно-диагностического отделения. Их роль выполняют 10 изолированных от чистой зоны приемных боксов с одной кушеткой на первом этаже. В каждом боксе — туалет, консоль с воздухом и кислородом, розетками, к которым можно подключить необходимое пациенту оборудование. Здесь же у поступившего на «скорой» возьмут первые анализы. То есть одновременно клиника готова принять потоки из десяти человек. Перед тем, как попасть в приемный бокс и осмотреть пациента, врач из чистой зоны заходит в тамбур, где одевает в защитный костюм. Чтобы вернуться обратно, снимает защиту и проходит дезинфекцию.

Читайте еще :  Андрея Назарова назначили премьер-министром Башкирии

На первом этаже, кроме приемных боксов, — противошоковая палата, кабинеты компьютерной томографии, УЗИ, рентгенодиагностики, 12 реанимационных боксов, операционные и даже родовая. «Случись здесь неотложные роды, мы не повезем пациентку в чистый роддом. Мы должны быть готовы проводить любые процедуры у нас», — объяснил Гатауллин.

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

Итак, пациент получил первую помощь, принято решение о госпитализации. Пройти через чистую зону нельзя: вызываем лифт. Добравшись до нужного этажа, пациент по наружному балкону-галерее попадает в назначенный бокс-обсерватор. Галереи, поверхность которых покрыта резиновой крошкой, опоясывают здание, начиная со второго этажа. А корреспондент «БИЗНЕС Online» поначалу подумал, что это нужно для прогулок… 

«Меня постоянно спрашивают: „Где будут стоять шезлонги?!“ — шутит Гатауллин. — Нет, это часть безопасной логистики инфекционного корпуса!».

Именно через этот «променад» пациент попадает в классический мельцеровский бокс. Он состоит из тамбура-предбоксника для входа с улицы, санузла с душем и туалетом, палаты для пациента, шлюза для входа персонала из чистого коридора отделения. В боксах можно лечить детей, взрослых, пожилых людей, а также мам с детьми.

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

«У нас все по-честному. В каком-то смысле получается гостиничный номер, ведь пациенту здесь жить…», — рассказывал Гатауллин, показывая один из боксов. Над каждой койкой — панели с воздухом и кислородом, розетками, подсветкой. По проекту в каждом боксе могут жить по два человека, но есть возможности для расширения боксов для трех, а где-то и для четырех человек. Корпус рассчитан на 232 койки с возможностью увеличения до 504. В ответ на грустную шутку корреспондента «БИЗНЕС Online» по поводу лежащих больных в коридорах главврач решительно отвечает в том смысле, что даже в условиях максимальной загрузки в боксах тесно не будет.

Еще одна особенность — вместо обычного полового плинтуса применен коннелюрный профиль, с помощью которого линолеум плавно «завели» на стены чистых и грязных зон. Это облегчит уборку и дезинфекцию помещений больницы. Палаты с претензией на дизайн: вместо привычной в больницах стандартной покраски стены на треть высоты покрыты керамической плиткой. Передача питания и таблеток бесконтактная: врачам не надо заходить к пациентам, есть специальный ящик-шлюз с двумя окнами и лампой обеззараживания. Открываешь окно снаружи, оставляешь передачу, закрываешь окно — после этого пациент забирает ее. Одновременно две створки бокса не открываются. В стене, выходящей во внутренний чистый коридор, огромный стеклопакет: за ним к потолку со стороны чистой зоны смонтировали кронштейны для телевизоров. Пока их нет, но они обязательно будут, и покажут там не только мультики и сериалы, но и санитарно-просветительские ролики. Как правильно принимать лекарства, когда время обеда и процедур — все по трансляции. 

Выйти в чистую зону и на наружный балкон у пациента не получится: замки закодированы, выпустить погулять человека могут только с разрешения врача. Например, больным коклюшем прогулки положены — таков протокол лечения. А вот тем же COVID-пациентам придется сидеть в карантине. 

На вопрос, сколько в клинике аппаратов искусственной вентиляции легких, Гатауллин отвечает в том смысле, что их будет достаточно. Ими на 100% оснастят реанимационное отделение для 24 человек с возможностью расширения до 40 коек, а в случае необходимости и в боксах. В целом все оборудование — как отечественного, так и зарубежного производства.

Читайте еще :  Омские дачники вынуждены стоять в часовых пробках на Сыропятском тракте

Стены в чистой зоне не покрашены, а покрыты фактурной штукатуркой. «Чудеса дивные!» — отшутился один из строителей, когда журналисты обратили внимание на покрытие.

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке

РАНО ИЛИ ПОЗДНО COVID-19 ПРЕВРАТИТСЯ В ОБЫЧНУЮ ИНФЕКЦИЮ — А ЕСТЬ И ДРУГИЕ БОЛЕЗНИ

Когда-то построенная 15 лет назад Республиканская инфекционная больница объединила под одной крышей первую и вторую инфекционные больницы Казани мощностью 200 коек, включающую 6 отделений, реанимационную службу, лабораторно-диагностический комплекс для оказания специализированной помощи больным с инфекционной патологией. Больница стала базой трех кафедр медицинского университета и медицинской академии. После запуска новый корпус станет главным COVID-госпиталем республики. В отличие от временных инфекционных госпиталей, он построен капитально. И средняя цена койко-места здесь при полной мощности — примерно в 1,5 раза ниже, несмотря на высочайшие темпы проектирования и строительства. 

«Я думаю, что это стоит делать примером, и у нас уже много таких примеров возникает в стране. Новые технологии строительства дают нам совершенно другие возможности», — дал свою оценку премьер РФ Михаил Мишустин, осматривая объект 9 июля.

В общем, не было бы счастья — несчастье помогло: COVID-19 подвиг к усилению этого направления татарстанской медицины.

«Капитальное здание есть капитальное здание, — рассуждает Гатауллин. — После того, как COVID-19 превратится в обычную инфекцию — а рано или поздно это произойдет, — мы соберем все службы Республиканской клинической больницы в одном месте». 

Сейчас здания РКИБ разбросаны по городу: головная больница — на Проспекте Победы, еще один корпус на улице Окольной, а лаборатория — на Ершова, 54. Поэтому пришло время собирать камни — Татарстан получит мощный кулак для борьбы с любыми инфекциями. Параллельно с новым корпусом на проспекте Победы строится лаборатория III и IV групп патогенности, к которым относятся бактериологические и вирусные возбудители инфекционных заболеваний человека, в том числе коронавирусы, а также возбудители пневмонии, менингитов и так далее. Лабораторный корпус Г-образный, и по санитарным требованиям построен отдельно от первого и строящегося корпуса «инфекционки». Рядом с лабораторией — кислородная станция, дизель-генераторы, резервная котельная. В 2005 году у больницы появилась собственная станция очистки стоков с запасом мощности. Перед попаданием в городской коллектор все стоки РКИБ проходят очистку, хлорирование, так как потенциально опасны. «Все сделано для того, чтобы инфекция не вышла за пределы больницы, чтобы не возить материал по городу. Все в одном месте. „Грязная зона“ здесь», — объясняет Гатауллин. Есть у больницы и собственный пищеблок — в целях безопасности и на случай полностью автономной работы во время эпидемии.

Когда все службы РКИБ соберут на проспекте Победы? Пока этого никто не знает. А цифру больных COVID-19, лечащихся в РКИБ, главврач осторожно назвал «плавающей». Загрузят ли новый корпус больницы только пациенты с коронавирусом? Все зависит от эпидобстановки, а она нестабильна. 

«Наша задача — быть готовыми к максимальному приему таких пациентов, — резюмировал главврач РКИБ Марат Гатауллин, завершая экскурсию. — Поймите, инфекционные болезни — это не только COVID-19. Да, сейчас у всех на слуху только новый коронавирус. Но республиканская больница лечит все инфекции. Например, сейчас видим небольшой всплеск заболевания геморрагической лихорадкой — в народе ее называют „мышиной“, поскольку ГЛПС переносится грызунами. В осенне-весенний период появятся тяжелые виды гриппа, а они пойдут вперемешку с новым коронавирусом. Еще есть энцефалит, сыпные инфекции, коклюш, краснуха и так далее, и все это в нашей сфере ответственности».

«Спрашивают: «А где будут стоять шезлонги?!»: «БИЗНЕС Online» побывал в новой инфекционке
Adblock
detector