Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

Защитник «Тампа-Бэй» признался, что в кубке должен был оказаться чак-чак

Первый в истории татарстанец, выигравший Кубок Стэнли, уроженец Нижнекамска Михаил Сергачев приехал в родной город, где посетил свою бывшую школу, а также тренировку «Нефтехимика». Из-за угрозы коронавируса защитник «Тампа-Бэй» не привез в Татарстан кубок, но даже без награды приезд местного героя в родные края стал для города целым событием. О том, как Сергачев учился в школе, почему он не помнит момент, когда поднял над головой трофей, и зачем ему личный бренд, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

АВТОГРАФ ДЛЯ КЛАССНОГО РУКОВОДИТЕЛЯ

Защитник команды НХЛ «Тампа-Бэй» Михаил Сергачев сегодня навестил свою родную школу в Нижнекамске, посетил тренировку «Нефтехимика», а также встретился с воспитанниками местной ДЮСШ. Приезд хоккеиста стал целым событием для жителей города. Уроженец Нижнекамска стал первым татарстанцем, который поднял над головой самый почетный трофей в клубном хоккее — Кубок Стэнли. 29 сентября «Тампа-Бэй» обыграла «Даллас» в шестом матче серии, которая завершилась со счетом 4–2.

По традиции обладатели кубка привозят награду в родные города. Однако в этом году коррективы внесла пандемия. Трофей в любой точке мира сопровождают два канадца, которые отказались от поездки в Россию из-за предстоящего двухнедельного карантина, так что 22-летний хоккеист прибыл в гордом одиночестве. По его словам, сам он частенько любит гулять по родному городу и посещать те места, где когда-то они резвились вместе с друзьями. Сегодня утром он посетил школу №31, где учился до 14 лет, пока его не пригласили в «Витязь».

Сергачева на улице поджидали несколько персональных болельщиков. Некоторые из них распечатали фотографии хоккеиста и припасли маркер для автографов. «Сказал на работе, что нужно отвезти ребенка в больницу. Отпустили. Мы там быстро закончили, и вот я здесь. Надо успеть взять автографы для себя и друзей. Они тоже хотели его встретить, но не смогли. Работа…» — рассказал нам один из молодых людей. Приехав на место, защитник не оставил никого в обиде: поставил автографы, сделал пару общих фото.

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

По пути в актовый зал, где была запланирована встреча с учениками школы, Сергачева остановила его бывшая классная руководитель, учитель русского языка и литературы Надежда Шандренкова. Педагог обняла Сергачева и попросила оставить автограф на шарфе. «Когда-то мы расписывались в дневниках…» — с улыбкой произнесла учитель.

«Михаил был очень порядочным, — вспоминала преподаватель Сергачева в беседе с „БИЗНЕС Online“. — Его отличало то, что он болел за класс. Был за справедливость, призывал всех быть в команде. Вообще, их (хоккеистов прим. ред.) было трое, но только Мише удалось стать знаменитым хоккеистом», — сказала Шандренкова, добавив, что с недавнего времени начала больше смотреть хоккей, особенно матчи «Тампы».

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

«ПРИЯТНО, ЧТО УРОКИ ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА ПРОШЛИ НЕ ЗРЯ»

В актовом зале ученики и учителя встретили Михаила стоя, из-за чего обладатель Кубка Стэнли даже слегка растерялся. «А я один буду тут сидеть?» — задался игрок вопросом, когда его пригласили сесть за стол. Сергачеву дали микрофон, хоккеист поблагодарил всех собравшихся и признался, что впервые за долгое время испытывает чувство волнения.

«У меня сейчас такая буря эмоций, хотя обычно я не волнуюсь, когда даю интервью, — спокойным голосом начал хоккеист. — Могу сказать только спасибо школе, где я провел 7 лет. Спасибо учителям, которые приложили свою руку к моему воспитанию. Ребята, это очень крутая школа! Хочу пожелать вам удачи, и, самое главное, слушайтесь учителей».

Далее микрофон перешел к ученикам. Одна из школьниц спросила у гостя, как учителя относились к тому, что он активно увлекался спортом. «Конечно, не всем нравилось, что мы иногда пропускали уроки или не делали домашнюю работу. Мы постоянно играли на турнирах, и времени было очень мало, — вспомнил школьные годы Сергачев. — Но директор у нас любит спорт, всегда нас отпускал. Поэтому в целом относились нормально. Просто нужно было дорабатывать, а я не успевал».

Говоря о преградах на своем хоккейном пути, Сергачев в первую очередь вспомнил о детском волнении. По его словам, осознание того, что в соперниках будут большие команды из крупных городов, зачастую давит психологически. «Скажу еще про драфт. Ты играешь перед людьми, которые давно в хоккее, и пытаешься им понравиться. А сама игра-то не очень сложная», — ответил Михаил.

Когда вопросы от детей закончились, слово взял преподавательский состав. Так, Эльза Бадгеева, которая год учила будущего хоккеиста татарскому языку, поинтересовалась у него, какие татарские слова помнит. Услышав вопрос, защитник «Тампы» засмущался, улыбнулся и приспустил голову. Немного подумав, Михаил досчитал на татарском до пяти, чем вызвал в зале аплодисменты. «Я на самом деле старался и много чего знаю. „Кечкенә“, „туган як“, „мин сине яратам“. По-моему, было что-то такое», — выдал Сергачев. «Отлично, приятно», — ответила ему учитель.

В беседе с нашим корреспондентом Эльза Даниясовна рассказала, что занималась с хоккеистом, когда тот учился в четвертом классе. Татарский язык ему, в отличие от других, давался несложно. «Старался, и у него было желание узнавать что-то новое. Не побоюсь сказать, что Михаил любил татарский язык. Как учитель, я чувствовала это, — призналась преподаватель. — Он был очень воспитанным юношей. Говорят, что спортсмены — хулиганы, но это не про него. Всегда был чисто одет, во всем был порядок. Сказать что-то плохое про него не могу. Пропуски уроков? Я этого не припоминаю. Возможно, что-то и пропускал, но тему всегда знал. Даже спустя столько лет что-то помнит, хотя это не его родной язык. Приятно, что уроки не прошли зря».

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

«ХОТЕЛ ПОЛОЖИТЬ В КУБОК СТЭНЛИ ЧАК-ЧАК, ЧТОБЫ ПОКАЗАТЬ, ЧТО Я ИЗ ТАТАРСТАНА»

В конце встречи Сергачев подарил музею школы третий комплект формы «Тампа-Бэй» черного цвета, на которой оставил автограф, а также поставили свои подписи Никита Кучеров, Андрей Василевский, Александр Волков и другие игроки команды. После общей фотографии ученики выстроились в очередь за автографами и общими фото. Михаил никому не отказал и находился на территории школы до последнего, хотя его уже ждали на открытой тренировке «Нефтехимика».

В ледовом дворце «Нефтехим Арена» Михаила приветствовали генеральный директор ПАО «Нижнекамскнефтехим» Айрат Сафин, его заместитель по персоналу и социальным вопросам Родион Булашов, а также директор хоккейного клуба Игорь Ларионов. После беседы за закрытыми дверьми сделали общее фото, а Сергачев оставил в качестве подарков несколько хоккейных клюшек со своим автографом.

Далее герой дня проследовал в зал для пресс-конференций, где ответил на вопросы представителей СМИ. Защитник «Тампа-Бэй» рассказал о своих эмоциях после финальной сирены в матче с «Далласом». Так, по его словам, в раздевалке после игры было даже веселее, чем на льду. Масштабного празднования чемпионства не было, т. к. команда находилась в полной изоляции.

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

«После матча мы просто пришли, поели, посидели, выпили. Посмотрели на кубок, немного поговорили. В отеле было очень тихо. Не было никого кроме нас и „Далласа“, — вспоминает Сергачев. — А они сидели в соседней комнате, поэтому мы сильно не шумели. Долго мы не праздновали, достаточно рано разошлись по номерам, потому что надо было улетать. В номер я вернулся без сил и эмоций. Уснул я быстро».

По словам хоккеиста, он из-за эйфории не помнит момент, когда впервые вознес трофей над головой. «Когда я его поднял, голова просто отключилась. Эмоций не помню. Скорее всего, был самым счастливым человеком в мире», — сказал Сергачев.

Что касается одноклубников из России — Василевского, Кучерова и Волкова, — то они тоже поедут в свои города. «Вася поедет в Уфу, Куч и Волков — в Москву. У них тоже семьи есть. Я думаю, как бы я ни хотел, в Нижнекамск они точно не приедут. Хотя если бы я привез Кубок Стэнли, то, может быть, кто-то из них и приехал бы».

«Даже не помню… — смущенно ответил Сергачев на вопрос о вкусе шампанского из чемпионского кубка. — Шампанское везде было хорошее. Но приятнее пить из кубка. Даже когда прошло три-четыре дня, мы брали его с собой в ресторан и пили из него. Это самая лучшая чашка. Что я хотел в него положить? Так как я из Татарстана, то, скорее всего, чак-чак. Так как я из Нижнекамска, то не знаю даже, что можно туда положить. Может быть, каучук. А что бы вы предложили?» — обратился хоккеист с ответным вопросом к нашему корреспонденту. В итоге сошлись на том, что чак-чак — оригинальная идея.

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском

В ходе беседы с журналистами Сергачев также заявил: он не боится, что называется, перегореть. 22-летний хоккеист уверяет, что готов каждый год бороться за Кубок Стэнли. Останавливаться на достигнутом он не намерен. «Мы не играем за контракт, не играем за деньги. Мы играем за кубок. За любовь фанатов. Поэтому на следующий год попытаемся снова выиграть его, а я попытаюсь стать лучше».

После общения со СМИ хоккеист прогулялся по арене, посетил открытую тренировку «Нефтехимика» и сделал общее фото со всеми болельщиками. «Я знаю, что вас напрягает эта тема, что я здесь хожу со всеми фоткаюсь. Спасибо вам. Классная тренировка. Я все внимательно смотрел. И с победой над „Ак Барсом“ — за этой игрой я тоже следил. Вообще спасибо большое всему Нижнекамску за то, что воспитали и дали возможность играть в хоккей», — сказал Сергачев в заключение.

Сергачев в Нижнекамске: приехал без Кубка Стэнли, зато говорил на татарском
Adblock
detector