«Обмен пленными, предание земле погибших»: о чем договорились Баку и Ереван в Москве

Ночные переговоры в Кремле с участием главы МИД РФ Сергея Лаврова закончились объявлением шаткого перемирия в Нагорном Карабахе

О режиме прекращения огня в Нагорном Карабахе договорились по итогам 10-часовых переговоров в российской столице главы дипломатических ведомств Армении и Азербайджана при посредничестве МИД РФ. Впрочем, обе стороны конфликта уже заявили о нарушении соглашения противоборствующей стороной. О том, будет ли эффект от ночного совещания в Кремле и можно ли его итог считать дипломатической победой России, размышляют эксперты «БИЗНЕС Online».

«Обмен пленными, предание земле погибших»: о чем договорились Баку и Ереван в Москве

«ОБЪЯВЛЯЕТСЯ О ПРЕКРАЩЕНИИ ОГНЯ С 12 ЧАСОВ 00 МИНУТ 10 ОКТЯБРЯ»

«Объявляется о прекращении огня с 12 часов 00 минут 10 октября 2020 года в гуманитарных целях для обмена военнопленными и другими удерживаемыми лицами и телами погибших при посредничестве и в соответствии с критериями международного комитета Красного Креста», — значится в заявлении, опубликованном на сайте министерства иностранных дел России. Его подписали главы министерств иностранных дел Российской Федерации, Азербайджанской Республики и Республики Армения — Сергей Лавров, Джейхун Байрамов и Зограб Мнацаканян.

Кроме того, в документе значатся еще три пункта: «2. Конкретные параметры режима прекращения огня будут согласованы дополнительно. 3. Азербайджанская Республика и Республика Армения при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ на основе базовых принципов урегулирования приступают к субстантивным переговорам с целью скорейшего достижения мирного урегулирования. 4. Стороны подтверждают неизменность формата переговорного процесса». Все это стало итогом 10-часовых переговоров, которые прошли в Москве, столь длительных консультаций между сторонами конфликта вокруг Нагорного Карабаха не было последние 20 лет.

МИД России особо подчеркивает, что нынешнее заявление — это в том числе ответ на обращение президента РФ Владимира Путина. «После серии телефонных переговоров с президентом Азербайджанской Республики Ильхамом Алиевым и премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном президент России обращается с призывом прекратить боевые действия, ведущиеся в зоне нагорно-карабахского конфликта, по гуманитарным соображениям с целью обмена телами погибших и пленными. Для проведения консультаций по этим вопросам при посредничестве министра иностранных дел России в Москву 9 октября приглашаются министры иностранных дел Азербайджана и Армении», — такое сообщение появилось на сайте президента РФ 8 октября. Днем ранее Путин заявил в интервью каналу «Россия-24», оценивая эскалацию одного из давних конфликтов на постсоветском пространстве: «Это трагедия, мы очень переживаем, потому что и Азербайджан, и Армения, и Нагорный Карабах ― это вся территория, на которой проживают не чужие нам люди». Российский лидер напомнил, что на территории нашей страны сегодня проживают более 2 млн армян и азербайджанцев, и выразил надежду на скорейшее прекращение конфликта.

Договоренности, заключенные сегодня, — это, безусловно, важный, самый первый, шаг на пути к возвращению стабильности ситуации в регионе. Впрочем, до нее еще очень далеко. В частности, обе стороны уже успели обвинить друг друга в нарушении режима прекращения огня.

Напомним, очередное обострение давнего конфликта в Нагорном Карабахе началось  27 сентября. Тогда Армения и Азербайджан обвинили друг друга в обстрелах и гибели мирного населения, с этого момента военные действия в регионе не прекращались. Новейшая история данного противостояния берет начало в 1988 году, когда Нагорно-Карабахская автономная область Азербайджанской ССР, населенная преимущественно армянами, объявила о выходе из состава данной республики Советского Союза. В результате начавшегося вооруженного противостояния Азербайджан потерял контроль над регионом, а также над 7 прилегающими к нему районами.

«Обмен пленными, предание земле погибших»: о чем договорились Баку и Ереван в Москве

«У АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ СТОРОНЫ РЕСУРСОВ И ВОЗМОЖНОСТЕЙ ОТВОЕВАТЬ КАРАБАХ НЕТ»

«Шансы, что договоренности будут соблюдаться, есть. Другое дело — будут ли они соблюдаться сразу? — сказал „БИЗНЕС Online“ известный политолог-международник, председатель президиума совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. — Такого рода конфликты хорошо известны. Как правило, для установления стабильного устойчивого перемирия и прекращения боевых действий одного дипломатического раунда не хватает — перемирие разрывается, снова проводятся переговоры и перемирие устанавливается. Так было с Донбассом. Может, сейчас сразу и не получится, но уже сделан важный шаг».

Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики ГУ ВШЭ, также рассчитывает, что решения, принятые сегодня, могут оказаться эффективными. «Есть надежда, что в целом договоренности будут соблюдаться. Дело в том, что стороны пришли к своеобразной точке невозврата в своих боевых действиях — начальное обеспечение и военные ресурсы подходят к концу, и в последние дни до заявления Владимира Путина мы ждали, что какой-то вариант будет найден», — сказал эксперт нашему корреспонденту. При этом Суздальцев рассчитывает, что, помимо долговременного перемирия, начнутся и «переговоры по существу»: «Не в формате „обмен пленными, предание земле погибших“, а именно по самой проблеме Карабаха. Это подтверждает мандат Минской группы, куда входят Франция, США и Россия».

В том, что, в конце концов, перемирие установится, уверен и Лукьянов: «У азербайджанской стороны ресурсов и возможностей отвоевать Карабах нет». В противном случае, по мнению эксперта «БИЗНЕС Online», нас ждет большая, полномасштабная война, которая сейчас едва ли может быть запущена, поскольку этому будут противостоять внешние силы. «А что дальше будет происходить в политико-дипломатическом направлении? Вероятно, Азербайджан выполнил свою задачу минимум, а именно, как сказал вчера президент Алиев: „Статус-кво по Нагорному Карабаху больше не существует“, — продолжает председатель президиума совета по внешней и оборонной политике. — Это была важная цель, поскольку предыдущий статус-кво был установлен по итогам предыдущей войны начала 90-х годов, где военную победу одержала Армения, и статус-кво исходил из этого результата. А внешние силы его поддерживали, потому что всем главное, чтобы там было стабильно. Теперь тот статус-кво отчасти нивелирован то ли успехами, то ли объявлениями об успехах — нынешними боевыми действиями. Армения уж точно победу не одержала, скорее вела оборонительные бои».

Известный журналист и политик Максим Шевченко, в свою очередь, считает, что итоги ночных переговоров в Москве — это неудача армянской стороны. «Эти переговоры я оцениваю как поражение Армении, которой пришли на помощь Путин с Лавровым, — сказал Шевченко „БИЗНЕС Online“. — Есть один важный нюанс — почему Армения договаривается о прекращении огня, если боевые действия ведутся на территории Азербайджана? В этих договоренностях есть ряд очень важных моментов. Формально субъектом боевых действий является не Армения, а Нагорно-Карабахская Республика, непризнанное государство. Азербайджан отказывался признавать нагорно-карабахское руководство, Нагорно-Карабахскую Республику в качестве субъекта переговорного процесса. Это уже первая победа Азербайджана. А Армения де-факто признала, что боевые действия ведут не какие-то армяне Нагорного Карабаха, а государство Армянская Республика, потому что именно государство Армения договаривается о прекращении огня, и это тоже факт серьезного поражения».

«Обмен пленными, предание земле погибших»: о чем договорились Баку и Ереван в Москве

«КАК ГОВОРИТСЯ, ДЕЛАЕМ ВСЕ, ЧТО МОЖЕМ»

Можно ли считать итог нынешних переговоров дипломатической победой России? Суздальцев считает, что нет: «Потому что 30 лет вопрос не решался». Но при этом Россия подтвердила статус основной державы на постсоветском пространстве, продемонстрировав наше влияние и зону контроля. Важным является и то, что вне соглашений оказались «третьи стороны», например Турция. «Как говорится, делаем все, что можем, но мы удержали ситуацию в сфере своего влияния, — говорит собеседник газеты. — Если мы хотим оставить регион в зоне своего контроля, то как-то решать ее придется. Если мы не сможем, надо ожидать, что вспышка неизбежна. Надо учитывать внутреннюю ситуацию в этих странах, особенно в Азербайджане. Позиции господина Алиева, в общем-то, слабые. Надо учитывать, что в Ереване это перемирие преподнесут как победу, как достижение. Тем более что Алиев упорно доказывает, что часть территории он уже отбил в Карабахе — 6 или 9 населенных пунктов. И там и здесь это показано как победа. Это важно, потому что самое худшее сейчас — начать искать, кто виноват. Это лучшее из худшего, иначе пришлось бы перейти на уровень международных переговоров».

Достижением России считает переговоры Азербайджана и Армении Лукьянов. «Безусловно, результат переговоров — достижение России, хотя понятно, что ситуация довольно сильно изменилась по сравнению с тем, что было 5–10 лет назад. Замкнуть Южный Кавказ внутри российской сферы влияния не удастся и не получится, уже никто к этому не стремится. Но тот факт, что Россия организовала переговоры, именно российский министр их провел и добился результата (пусть шаткого, но тем не менее) показывает, что роль России безальтернативна, и это, конечно, успех», — уверен эксперт «БИЗНЕС Online».

Шевченко же указывает: «Не могу отказать и Путину, и Лаврову в изрядной доле рационализма в подходе к этой жизни. Пашинян для них остается серьезной проблемой. Сейчас, очевидно, Москва решила не доводить дело до того, чтобы азербайджанские войска победоносно вышли на границу Армении, и тогда бы ситуация изменилась еще сильнее, и Азербайджану не была бы нужна Москва. Сейчас Москва хочет сохранить лицо и лидирующую позицию, потому что Азербайджан — колоссальный инвестор в российскую экономику, туда перекачиваются огромные деньги азербайджанской элиты. А какая польза есть у Армении — для меня загадка. Наверное, дело в Маргарите Симоньян и Тигране Кеосаяне».

«Обмен пленными, предание земле погибших»: о чем договорились Баку и Ереван в Москве
Adblock
detector