«Не исключено, что увидим и 4%, зависит от второй волны…»: ждать ли девальвации рубля?

Эксперты «БИЗНЕС Online» сомневаются, что рекордное снижение ставки до 4,5% удастся конвертировать в удешевление кредитов для бизнеса

«Полное возвращение ВВП к уровням 2019 года, вероятно, произойдет в первой половине 2022-го», — спрогнозировала сегодня на пресс-конференции глава Центробанка Эльвира Набиуллина. По ее словам, еще долго придется считаться с низкими темпами роста мировой экономики, а главная цель Банка России — удерживать инфляцию вблизи 4%. Эксперты «БИЗНЕС Online» указывают, что кредиты доступнее не станут. Подробности — в материале «БИЗНЕС Online».

«Не исключено, что увидим и 4%, зависит от второй волны...»: ждать ли девальвации рубля?

«РЕШЕНИЕ ПО СТАВКЕ НАПРАВЛЕНО НА ОГРАНИЧЕНИЕ РИСКА И УДЕРЖАНИЕ ИНФЛЯЦИИ ВБЛИЗИ 4 процентов»

Сегодня совет директоров Банка России принял решение снизить ключевую ставку на 100 базисных пунктов — до 4,5% годовых. «1 процентный пункт — это гораздо больше, чем те шаги, которые мы делали в последние несколько лет», — заявила сегодня на пресс-конференции глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Это решение пресс-служба Центробанка объяснила тем, что дезинфляционные факторы «действуют сильнее, чем ожидалось ранее» из-за более длительных ограничительных мер в России и мире, а проинфляционные факторы уже себя почти исчерпали. «Риски для финансовой стабильности, связанные с ситуацией на глобальных финансовых рынках, уменьшились. Инфляционные ожидания населения и бизнеса снизились. В этих условиях существует риск значимого отклонения инфляции вниз от цели 4 процента в 2021 году. Принятое решение по ключевой ставке направлено на ограничение этого риска и удержание инфляции вблизи 4 процентов», — говорится в пресс-релизе ЦБ.

Набиуллина указала, что кардинальные изменения экономической ситуации уже в апреле указывали на то, что дезинфляционные факторы преобладают на среднесрочном горизонте. Поэтому тогда было принято решение перейти к более мягкой денежно-кредитной политике — ключевую ставку снизили на 0,5 п. п. Однако за последние полтора месяца, по мнению Набиуллиной, случились такие события, которые позволили уменьшать ставку дальше. Ситуация в экономике развивается так, что дезинфляционный эффект будет бо́льшим, чем ЦБ предполагал в апреле. «Ограничительные меры действовали дольше, снимаются постепенно. Плюс к этому максимальное сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ продлено на июль, что несколько увеличит и прямые, и вторичные эффекты, — отметила глава ЦБ. — То есть падение спроса во втором квартале будет несколько глубже, а восстановление более растянуто во времени, чем мы предполагали полтора месяца назад».

«Не исключено, что увидим и 4%, зависит от второй волны...»: ждать ли девальвации рубля?

«СОБЫТИЯ ПОСЛЕДНИХ ПОЛУТОРА МЕСЯЦЕВ ПОДТВЕРДИЛИ НАЛИЧИЕ ПРОСТРАНСТВА ДЛЯ СУЩЕСТВЕННОГО СНИЖЕНИЯ СТАВКИ»

Также в пресс-релизе отмечается, что динамика инфляции в этом году и первом квартале 2021-го будет зависеть от случившегося во втором квартале глубокого падения внутреннего и внешнего спроса. При этом влияние мартовского пике рубля и ажиотажного спроса на некоторые товары уже исчерпано. Так что, по предварительным данным на 15 июня, годовая инфляция составила около 3,1%. «В ближайшие месяцы динамику потребительских цен будет дополнительно сдерживать укрепление рубля, наблюдавшееся в мае – начале июня на фоне стабилизации мировых финансовых рынков и роста цен на нефть. Текущая месячная инфляция в годовом выражении продолжит снижаться. В то же время показатель годовой инфляции будет увеличиваться в 2020-м из-за эффекта низкой базы 2019-го», — считают в Центробанке.

Также Набиуллина отметила, что денежно-кредитные условия после ужесточения в марте – апреле «начали смягчаться» в мае – июне. «Это видно и по индикаторам финансовых рынков, и по опросам предприятий. Подобному способствуют программы господдержки заемщиков — как пострадавших от пандемии, так и населения. Но требуется значимое дополнительное смягчение денежно-кредитных условий, учитывая масштаб дезинфляционных тенденций», — считает она. Кроме того, по словам главы ЦБ, существенно снизились риски для финансовой стабильности. Ситуация на рынках нормализовалась, значительно уменьшилась волатильность, сократились премии за риск, цены на нефть вернулись к уровню $40 за баррель.

Доходности ОФЗ и корпоративных облигаций опустились ниже уровней начала года под влиянием денежно-кредитной политики. Поэтому страновая премия за риск уменьшилась под влиянием улучшения ситуации на глобальных финансовых и товарных рынках. В то же время снизились ставки по депозитам и ипотеке. Но так как кредитные риски растут в реальном секторе, то это оказывает «повышательное давление» на процентные ставки и приводит к ужесточению неценовых условий кредитования на некоторых сегментах рынка. «Принятые Банком России решения о снижении ключевой ставки и произошедшее существенное уменьшение доходностей на рынке ОФЗ создают условия для уменьшения процентных ставок на других сегментах финансового рынка в дальнейшем. Это наряду с мерами правительства, а также другими мерами Банка России поддержит кредитование, в том числе в наиболее уязвимых секторах экономики», — полагают в ЦБ.

Читайте еще :  Еще две жертвы: омичи стали каждый день умирать от коронавируса

«Таким образом, события последних полутора месяцев в полной мере подтвердили наличие пространства для существенного снижения ключевой ставки, и мы его используем», — уточнила на пресс-конференции Набиуллина.

«Не исключено, что увидим и 4%, зависит от второй волны...»: ждать ли девальвации рубля?

«ПОЛНОЕ ВОЗВРАЩЕНИЕ ВВП К УРОВНЯМ 2019 ГОДА, ВЕРОЯТНО, ПРОИЗОЙДЕТ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ 2022-го»

Вместе с тем влияние ограничительных мер продолжает действовать, а вместе с существенным падением внешнего спроса это оказало более длительное негативное воздействие на экономическую активность, чем регулятор предполагал в апреле. В результате снизилась деловая активность в сфере услуг и промышленности, выросла безработица, уменьшились доходы и сократился оборот розничной торговли. При этом поэтапное снятие ограничений в мае – июне хоть и способствует постепенному восстановлению этих секторов, но опросы по-прежнему отражают «сохранение осторожных настроений бизнеса».

«Сокращение ВВП во втором квартале может быть более существенным, чем ожидалось», — пришли к выводу в ЦБ. Однако регулятор надеется, что правительственные меры поддержки не позволят ВВП опуститься ниже, чем на 4–6% в 2020-м. «В 2021–2022 годах продолжится восстановительный рост российской экономики», — надеются в Банке России.

Тем не менее, как заявила Набиуллина, согласно оперативным индикаторам, есть признаки частичного восстановления экономической активности, что связано с постепенным снятием ограничительных мер в регионах. «Но потребуется время, чтобы восстановить логистические и производственные цепочки. За прошедший период могли измениться инвестиционные и производственные планы бизнеса, потребительские предпочтения. Возможно, население сейчас будет более осторожно относиться к расходам, предпочтет экономить, откладывать крупные или необязательные покупки. Все это может отразиться на потенциальных темпах роста экономики, а также скорости ее восстановления», — прогнозирует глава ЦБ.

В то же время Набиуллина ожидает, что основные негативные эффекты ограничений придутся на второй квартал этого года, а в третьем и четвертом квартале будет восстановление. «Полное возвращение ВВП к уровням 2019 года, вероятно, произойдет в первой половине 2022-го. При этом позитивный эффект смягчения денежно-кредитной политике в основном проявится в 2021 году», — ожидает она.

«Не исключено, что увидим и 4%, зависит от второй волны...»: ждать ли девальвации рубля?

«ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ МИРОВОЙ ЭКОНОМКИ ОСТАЮТСЯ СЛАБЫМИ»

Что касается внешних условий, то, по мнению Набиуллиной, они будут «оставаться непростыми». «Фундаментальные показатели мировой экономки остаются слабыми. Распространение пандемии пока взято под контроль не во всех странах, ограничения во многом сохраняются, что не добавляет оптимизма», — указала она. Помимо этого, остаются геополитические риски, которые также могут оказать негативное влияние на мировой рост.

При этом Набиуллина указала, что низкие темпы роста мировой экономики — нынешняя реальность, с которой «еще долго будем считаться». «Для России подобное означает ограниченные возможности наращивания экспорта, в том числе в связи с обязательствами в рамках сделки ОПЕК+. В этих условиях баланс рисков остается смещен в сторону дезинфляционных факторов, которые связаны с неопределенностью развития ситуации с пандемией в России и мире, скоростью восстановления по мере смягчения ограничительных мер», — указала глава Банка России.

Она еще раз напомнила, что нынешняя политика ЦБ направлена на формирование мягких денежно-кредитных условий. «По мере того как экономика будет возвращаться к своему потенциалу, сформируются условия для возобновления нейтральной политики. В какие сроки это произойдет, будет зависеть от совокупности всех факторов. В конечном счете наша ДКП направлена на достижение цели стабилизации инфляции вблизи 4 процентов», — пояснила Набиуллина.

Читайте еще :  В Петербурге кафе и ресторанам разрешили более 200 летних веранд

«Возможно, в таком резком снижении свою роль сыграл и политический фактор»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты объяснили, есть ли предел снижения ключевой ставки.

Наталья Орлова — главный экономист, руководитель центра макроэкономического анализа Альфа-банка:

— Консенсус рынка был настроен на такое снижение, а мне оно кажется чуть более радикальным, чем я ожидала. Думала, что ставка снизится на 75 базисных пунктов. В нынешних условиях, когда есть опасения по началу второй волны заболеваемости коронавирусом, 75 базисных пунктов — это тоже достаточно большой шаг. Но он оставлял бы чуть больше возможностей для дополнительного движения ставки вниз. Мне кажется, ЦБ предпочел потенциал снижения задействовать ранее, чем ожидалось.

Меня удивляет, что комментарий банка стал жестче, чем в прошлый раз. Возможно, это связано с тем, что сильно снизили ставку, чтобы рынок не ждал, что будет дополнительное снижение. Я не исключаю, что рынок может счесть, что ЦБ настроен на какую-то паузу, а потом появится какое-то разочарование. Мне казалось бы правильнее более умеренное снижение.

На инфляцию влияет канал валютного курса и кредитно-депозитный канал. Кредитно-депозитный по большому счету сейчас демонстрирует очень низкую эластичность уровня процентной ставки, потому что люди сегодня вряд ли будут из-за уровня процентной ставки брать больше кредитов или больше сберегать. Поэтому фактически основной канал — валютного курса, и это меня беспокоит больше, потому что мы еще не видели значительного притока капитала. Возможно, нужно было оставить потенциал снижения ставки на случай, если мы увидим какое-то формирование притока. Тогда ЦБ мог бы смягчить укрепление курса.

Комментарий ЦБ я бы интерпретировала так, что он сейчас меньше беспокоится по поводу второй волны эпидемии, но не уверена, что это так. Если мы говорим про риски первой волны, они уменьшились, но уровень неопределенности остается высоким.

Вряд ли сейчас можно говорить о пределах ключевой ставки. Но, думаю, потенциал снижения точно еще не исчерпан. Мы продолжаем двигаться вниз. Ранее мой прогноз был — 4 процента. Думаю, сейчас нужно смещаться в интервал 3,5–4. Ну и я бы не исключала, что ставка к концу года может оказаться 3.

Максим Осадчий — член совета директоров банка БКФ, начальник аналитического управления:

— Два-три дня назад в группе в «Фейсбуке» «Клуб банковских аналитиков и макроэкономистов» большинство участников (и ваш покорный слуга в том числе) сделали прогноз, что ключевая ставка снизится на процентный пункт — до 4,5 процента. Угадали. Но сделать это было несложно, потому что Эльвира Набиуллина 10 июня сориентировала рынок именно на такое снижение.

Возможность для этого снижения обеспечена низкой инфляцией и стабилизацией российской экономики. Сказать, что кризис в полной мере прошел, рано, но его острая фаза завершилась. Турбулентностей на финансовом рынке мы пока не видим. Центробанк воспользовался этой возможностью для стимулирования экономики. Возможно, в таком резком снижении свою роль сыграл и политический фактор — референдум 1 июля. В частности, снижение ставок увеличит спрос на ипотеку.

Одна из причин снижения — рост структурного профицита ликвидности. После достаточно резкого снижения профицит восстанавливается, что также создает возможность для такого маневра в монетарной политике.

Процентные ставки в России остаются высокими по сравнению с Европой и США, а рубль укрепляется. Поэтому идет приток иностранного капитала в Россию, в первую очередь на рынок ОФЗ. Спред между российскими ставками по рублю и низкими ставками по доллару и евро за рубежом способствует спросу на российские бумаги и возобновлению притока иностранного капитала.

Читайте еще :  «Любыми способами затягивают!». Александр Новиков обвинил екатеринбургский суд в волоките

Не исключено, что снижение ключевой ставки продолжится и дальше и что увидим и 4 процента в этом году. Перспективы смягчения монетарной политики существенно зависят от того, будет ли вторая волна пандемии.

Владислав Жуковский, экономист:

— Было очевидно, что ЦБ продолжит снижать процентную ставку, так как они рисуют низкую инфляцию в отчетах. Вслед за ней приходится снижать и ключевую ставку.

Что ставка продолжает снижаться — хорошая новость, но какого-то отношения к экономике, инвестициям, бизнесу и рабочим местам это не имеет. В условиях такого паралича экономической активности, массового закрытия предприятий и скачка безработицы — в данной ситуации низкая ключевая ставка не конвертируется в реальное снижение стоимости кредитов для бизнеса и увеличение кредитования реального сектора. Потому что банки прекрасно понимают, что в нынешних условиях многие просто не смогут вернуть кредит.

Ключевая ставка и дальше будет следовать за официальной инфляцией, хотя все понимают, что реально рост цен гораздо больше. В действительности цены увеличились процентов на 10. Просто нам ради голосования по Конституции власти рисуют низкую инфляцию и безработицу, что экономика упала не так сильно, как могла бы: все это видимость стабильности. Да, было падение совокупного спроса, сжатие потребительской активности и снижение розничного товарооборота и сферы услуг, но цены все равно выросли. А когда 1 июля решат задачу с обнулением президентских сроков, мы увидим очередное падение курса рубля к доллару. Потому что нынешний курс в 70–72 рубля за доллар не устраивает никого, ведь, чтобы хоть как-то залатать дыры в бюджете, нужен курс за 80 рублей за доллар. И дефицит бюджета у нас более 9 триллионов рублей, и вывоз капитала рекордный из страны в 33,5 миллиарда долларов (это на 30 процентов больше, чем за весь прошлый год). Нужно платить пенсии и зарплаты бюджетникам, надо реализовывать все эти проекты, мосты, МСЗ и все остальное. Деньги на все необходимо где-то брать, а они понимают, что притока капитала в Россию не будет, да его и не имелось года с 2014-го. Поэтому рубль будут девальвировать, а госдолг наращивать.

Ставку снижают не ради того, чтобы поддерживать реальный сектор, а прежде всего для решения проблемы, где взять триллионы рублей для исполнения бюджетных обязательств.

Что касается кредитных ставок, то за последние месяцы ЦБ не в первый раз серьезно снижает ключевую ставку, но на кредитных ставках это особо не сказывалось. Как я уже сказал, их никто не будет снижать, потому что банки понимают, что в нынешних условиях деньги просто не вернут. А депозитные ставки и так были низенькими.

Александр Разуваев, директор аналитического департамента компании «Альпари»:

— Решение ЦБ предсказуемо, оно в рамках рыночных ожиданий. В Штатах — нулевые ставки, в Европе — отрицательные, инфляция у нас сейчас ниже таргета в 4 процента, потому что слабый спрос из-за падения зарплат и безработицы.

Рубль на подобное никак не отреагирует, это уже было заложено в ожиданиях. Девальвации и скачков не будет. Для рубля более важны цены на нефть, но тут резких скачков мы не ждем, около 70 рублей будет за доллар.

Я не думаю, что кредиты от этого стали сильно дешевле, потому что риски займов и для предприятий, и для граждан выросли из-за пандемии. Но снижение ставки — хороший знак для дивидендных акций, спрос на них вырастет.

Что касается ставок по депозитам, то они уменьшатся пропорционально ключевой ставке на 100 базисных пунктов. Кредитные ставки тоже снизятся, но меньше, потому что риски остаются высокими.

Предел снижения ключевой ставки — это таргет инфляции, т. е. 4 процента, до такого уровня она вполне может снизиться.

«Не исключено, что увидим и 4%, зависит от второй волны…»: ждать ли девальвации рубля?
Adblock
detector