На службу – за взятку: как бывшие сотрудники танкового училища устраивали выпускников

Родственники будущих танкистов из Казани платили десятки и сотни тысяч рублей за то, чтобы их дети служили в Чечне

Начальник Казанского танкового училища, генерал-майор Кирилл Кулаков получил сегодня представление от суда, а его двое бывших подчиненных — реальные сроки за систему с незаконным трудоустройством будущих танкистов по блату. Разработкой дела занимались оперативники ФСБ, которые установили: родственники студентов училища платили за «правильное» направление своих отпрысков — туда, где военным положены солидные надбавки.

На службу – за взятку: как бывшие сотрудники танкового училища устраивали выпускников

за что осудили полковника и капитана

Сегодня гарнизонный суд столицы Татарстана вынес приговор 52-летнему полковнику Азату Минибаеву и 37-летнему капитану Рустему Хайбуллину, бывшему и действующему сотрудникам Казанского высшего танкового командного Краснознаменного училища (КВТККУ). По редчайшему делу — о трудоустройстве студентов в воинские части за взятки и откаты. Разработкой офицеров занимались оперативники республиканского управления ФСБ.

Минибаев появился в зале в «гражданке» в сопровождении сотрудника УФСИН — он (до сегодняшнего дня) находился под домашним арестом. Хайбуллин же, одетый по форме, пришел на процесс своим ходом — его не арестовывали, ограничившись подпиской о невыезде. Подсудимые расположились в зале за противоположными столами. А сбоку, на скамьях, в качестве слушателей находились, по всей видимости, двое родственников полковника Минибаева: рядом с женщиной лежал желтый пакет с вещами, наверное, на самый худший исход событий, который сегодня и случился.

Дело рассматривал судья Эдуард Сафонов, ранее занимавший пост председателя Казанского гарнизонного суда. Войдя в зал, он сразу же приступил к оглашению приговора.

Суд установил: в 2019 году Минибаев, к тому времени работавший в училище не менее 20 лет, на момент преступления занимал должность начальника кафедры эксплуатации и ремонта вооружения и военной техники. А Хайбуллин был и. о. начальника отдела кадров КВТККУ. По версии обвинения, Минибаев, «пользуясь авторитетом и поддерживая хорошие отношения с Хайбуллиным», предлагал своим знакомым помощь в «распределении» мест для службы после окончания училища. Так, в марте 2019 года к нему обратилась некая Алимова, которая попросила за своего сына: мол, тот хочет служить в Чечне. Почему именно там? Якобы за службу в Чечне полагались хорошие надбавки. Минибаев же в свою очередь сказал, что может решить данный вопрос через должностных лиц министерства обороны РФ. После этого полковник подошел к Хайбуллину и предложил за денежное вознаграждение контролировать выход приказа, который определяет, куда направят выпускников.

Читайте еще :  Минск: «Курган Славы» посетили участники международного мотопробега

За решение вопроса Алимова перечислила полковнику 170 тыс. рублей в три транша — 90 тыс., 60 тыс. и 20 тыс. рублей. При этом якобы последние два перевода были осуществлены тогда, когда Минибаев знал, что выпускника и так отправляют на службу в Чечню. Между тем суд посчитал, что реального влияния на это распределение Минибаев оказывать не мог, так же, как и Хайбуллин. Деньги подсудимые разделили между собой.

Суд огласил и показания гражданки, которая на старте процесса выступала в качестве потерпевшей. Однако в суде она отказалась от каких-либо претензий к военным и добавила: узнала о том, что ее обманули, только в ходе предварительного следствия.

На службу – за взятку: как бывшие сотрудники танкового училища устраивали выпускников

 Версия полковника: тратил деньги в интересах кафедры — не хватало финансирования

В деле фигурирует еще два подобных эпизода. Так, отец одного из выпускников по фамилии Кумыков якобы попросил Минибаева посодействовать в отправке сына на службу в Южный военный округ (ЮВО). Однако позже, узнав, что его могут послать на службу в Читу, попросил организовать распределение куда угодно, только не в Забайкалье. Минибаев попросил с него за решение вопроса 80 тыс. рублей. А впоследствии узнал, что выпускник попадает по распределению на службу в Алтайский край. Об этом он сообщил отцу, тот, довольный, перевел ему 80 тыс., из которых, считает обвинение, 70 тыс. получил Хайбуллин.

Третий эпизод также касался просьбы о «распределении» выпускника училища в Чечню, но уже за 80 тыс. рублей. Минибаев, зачитал судья, просил Хайбуллина контролировать процесс распределения, а когда узнал, что выпускника действительно определили в «нужное место», сообщил тому. При этом на сам процесс распределения, подчеркнул председательствующий, они оба влиять не могли. Хайбуллин получил за это от Минибаева 70 тыс. рублей.

Последний, четвертый, эпизод касался зачисления в училище бывшего военного, служившего по контракту. Поступить по блату хотел некий Гильмутдинов. Как установил суд, в сентябре 2019 года он попросил у Минибаева помочь ему в этом за деньги. Полковник согласился и попросил Хайбуллина посодействовать. Так, последний узнал, что у Гильмутдинова были слабые показатели по физподготовке, о чем сообщил Минибаеву. Тот проблему решил, и Гильмутдинова зачислили. За это он заплатил «помощникам» 70 тыс. рублей.

Читайте еще :  На чердаке дома в центре Петербурга нашли скелет ребенка

Действия обвиняемых квалифицировали по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере») и ч. 5 ст. 290 УК РФ («Взятка, совершенная группой лиц по предварительному сговору»). Однако уже в ходе процесса гособвинитель в лице старшего помощника прокурора Казанского гарнизона Ефима Долгова попросил переквалифицировать их действия на ч. 3 ст. 159 УК РФ («Мошенничество с использованием служебного положения»), также заменив на это статью о взятке. Минибаеву он потребовал назначить наказание в виде 4,5 года лишения свободы, Хайбуллину — 3,5 года с отбыванием в колонии общего режима. Кроме того, гособвинитель просил лишить их воинских званий, а Минибаева — наград. Которых, кстати, у него немало: это, например, знак отличия «За безупречную службу Казани» первой степени, медаль «За доблестный труд», врученная указом президента РТ, и другие.

Оба подсудимых свою вину признали частично. Например, Минибаев в ходе процесса заявил, что денежные средства, полученные от выпускников, тратил в интересах кафедры — мол, не хватало выделенного финансирования. Хайбуллин же, по словам судьи, рассказал, что не понимал и не мог знать, откуда Минибаев брал деньги, которые потом передавал ему.

На службу – за взятку: как бывшие сотрудники танкового училища устраивали выпускников

 Оба подсудимых получили реальные сроки, а начальнику Казанского танкового училища вынесено представление

Судья Сафонов в итоге признал обоих военных виновными в совершении преступления. Он исключил из квалификации дела признак «устойчивой группы» и «предварительного сговора». Действия Минибаева по каждому эпизоду он квалифицировал по ч. 3 ст. 159 УК РФ, Хайбуллина — по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 159 УК РФ (т. е. «Пособничество в мошенничестве»). По каждому эпизоду он назначил Минибаеву наказание от 2 лет до 1 года 6 месяцев, в совокупности, путем частичного сложения наказаний, общий срок составил 2 года 6 месяцев. Отбывать наказание полковник будет в колонии общего режима. «Исправление Минибаева возможно только в условиях изоляции от общества», — констатировал судья. И постановил взять полковника под арест прямо в зале суда. Кроме того, ему предстоит выплатить штраф в 120 тыс. рублей. В срок ему зачтется нахождение в ИВС в октябре 2019 года, в СИЗО (с октября до января), а также под домашним арестом.

Читайте еще :  Пара сорвалась с крыши в Санкт-Петербурге

Хайбуллину судья назначил общее наказание в 1 год и 6 месяцев с отбыванием в колонии-поселении и штрафом в 100 тыс. рублей. Явку с повинной в качестве смягчающего обстоятельства суд не принял — якобы она состоялась уже тогда, когда органы знали о совершенном преступлении. Однако изменил категорию преступления, снизив ее до средней тяжести. Обоим подсудимым установлен запрет занимать должности в органах госвласти сроком на 2 года. Однако воинских званий ни Минибаева, ни Хайбуллина суд лишать не стал. Приговор в силу не вступил и может быть обжалован.

После оглашения приговора судья разъяснил его подсудимым. Те согласно кивали головой. «Кроме того, судом вынесено представление начальнику училища (генерал-майору Кириллу Кулакову — прим. ред.) по причине условий, способствующих совершению преступления», — добавил судья.

После того как он удалился из зала, сотрудники полиции арестовали Минибаева, пока тот, немного растерявшись, спрашивал что-то у своего адвоката Николая Иванова. Выход из зала Минибаеву буквально перекрыли его родственники, бросившиеся ему в объятия. Сотрудники полиции, впрочем, такому трогательному моменту мешать не стали. Видно было, что на глазах у полковника чуть ли не проступают слезы, но он держался, подбадривая свою «группу поддержки». «Его на воронке увезли, что ли…» — бросила вслед женщина, проводив глазами Минибаева. Адвокат, впрочем, намерен решение суда обжаловать: по словам Иванова, с приговором они не согласны, т. к. еще на стадии разбирательства просили исключить из обвинения признак «служебного положения».

А в это время Хайбуллин в коридоре суда прощался со своей супругой. Заплаканная, она не отпускала его, но он одергивал: надо идти. Суд постановил ему явиться в УФСИН и получить предписание, а после своим ходом отправиться в колонию-поселение. «Мам, мне полтора года дали», — дрожащим голосом сообщал Хайбуллин в трубку телефона, минуя длинные коридоры суда.

На службу – за взятку: как бывшие сотрудники танкового училища устраивали выпускников
Adblock
detector