«На первый взгляд падение рубля выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа»

Вторая волна COVID-19, война в Нагорном Карабахе или дно в бюджете? Эксперты «БИЗНЕС Online» о том, увидим ли мы доллар за 100 рублей

«Российское государство осознало, что организацией «коронабесия» оно нанесло очень сильный удар по экономике и в России нечем платить налоги», — объясняет директор института проблем глобализации Михаил Делягин причины ослабления национальной валюты. Курс доллара сегодня поднимался до 79,6 рубля, евро — до 93,06. Правда, потери других валют добавляет оптимизм: турецкая лира с начала года упала на 23,7%, бразильский реал — на 27,8%. О том, в чем причины падения рубля, — в материале «БИЗНЕС Online».

«На первый взгляд падение рубля выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа»

«Отклонение курса на каждый рубль приводит к изменению доходов бюджета на 70 МИЛЛИАРДОВ рублей» 

Не прошло и трех дней после единого дня голосования, как рубль сорвался в крутое финансовое пике, а сегодня вернулся к историческим максимумам: курс доллара составляет 79,6 рубля (впервые с апреля), евро — 93,06 (впервые с января 2016 года). Всего с начала года рубль обесценился по отношению к доллару на 21,6%. Правда, здесь отечественная валюта не лидирует: турецкая лира падает на 23,7%, бразильский реал — на 27,8%, белорусский рубль — на 20%, украинская гривна — на 16,3%.

СМИ связывают такую волатильность рубля с геополитическими рисками: войной в Нагорном Карабахе, протестами в Беларуси против избрания президентом Александра Лукашенко, отравлением оппозиционера Алексея Навального (здесь велика угроза новых санкций в отношении России) и, конечно, с ростом заболеваемости коронавирусом по всему миру. Перспектива введения если не локдауна, то новых серьезных ограничений становится уже вполне реальной, и соответствующий риск начинает закладываться в поведение игроков на валютном рынке. А они, как и весной этого года, стремительно покидают валюту развивающихся стран. 

Поскольку геополитика и эпидемиология — вещи малопредсказуемые и плохо прогнозируемые, мало кто берется загадывать, сколько еще времени рубль будет падать и какие глубины может освоить до конца года. Но в геополитическом хаосе есть и островок стабильности — связь курса рубля с наполнением российского бюджета. $42 за баррель после сокращения добычи в рамках соглашения ОПЕК уже не дают казне нужного потока нефтедолларов. Если в 2019 году за первые полгода нефтегазовые доходы принесли в бюджет России 4,12 трлн рублей, то за полгода 2020-го — только 2,66 триллиона. Доход от НДПИ сократился на 36,4%, по вывозным таможенным пошлинам — на 53,6%. Министр финансов РФ Антон Силуанов уже заявил, что дефицит федерального бюджета по итогам 2020 года составит 4% ВВП.

«На первый взгляд падение рубля выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа»

О том, как влияет курс валюты на наполнение бюджета, минфин РФ рассказывал еще в марте. «При прочих равных отклонение курса национальной валюты от прогнозного уровня на каждый 1 рубль приводит к изменению базовых нефтегазовых доходов федерального бюджета текущего года на 70 млрд рублей», — говорится на сайте ведомства. Да и сам президент страны отмечал позитивную сторону обвала национальной валюты еще в 2014-м. «Раньше мы продавали доллар и получали в ответ 32 рубля, теперь мы продаем тот же доллар, но получаем 45 рублей. Поэтому доходы в бюджет даже увеличились», — пояснил президент России Владимир Путин на саммите G20 в Австралии.

Таким образом, какая бы неопределенность ни царила в геополитике, в одном можно быть уверенным: российская власть понимала и понимает, что слабый рубль помогает рассчитаться с собственным населением. Тем не менее пока в московском Кремле заявляют, что ослабление национальной валюты на 4 рубля за неделю — это обычная волатильность, и ни Путин, ни его пресс-секретарь пока не озвучивали других соображений. «После периода, когда рубль теряет силу, наступает период, когда он эту силу восстанавливает. Другое дело, в какие сроки это произойдет. Это рыночная волатильность, поэтому нет сомнений, что затем произойдет восстановление позиций рубля», — заявил в понедельник пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. А поскольку сроки неопределенны, то можно ожидать, что они окажутся достаточными для пополнения российского бюджета недостающими рублями.

Другое дело, что, получив эти рубли, россияне будут стеснены в покупках зарубежных товаров, выбирая преимущественно отечественные аналоги. Хотя и здесь диалектически изощренный ум руководства страны может усмотреть плюс — в конце концов, низкая покупательная способность населения сдерживает инфляцию.

Это же касается и производителей, которые работают на иностранном оборудовании и иностранных технологиях: на модернизацию производства и повышение производительности труда при дальнейшем ослаблении рубля можно не рассчитывать. 

«На первый взгляд падение рубля выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа»

«В бюджете дыра, доходы ниже запланированных, власти затыкают дыру при ПОМОЩИ девальвациИ рубля»

В чем причина ослабления рубля при стабильных ценах на нефть, объясняют эксперты «БИЗНЕС Online». 

Вадим Иосуб — старший аналитик «Альпари Евразия»: 

— У нынешнего снижения рубля геополитические причины. В первую очередь стоит упомянуть обострение в Нагорном Карабахе, а Армения — союзник России по организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Кроме того, играют свою роль опасения новых санкций, а также продолжение (а в некоторых регионах мира — расширение) пандемии коронавируса. Кроме того, наблюдается глобальное бегство инвесторов из валют развивающихся стран в доллар. Рубль тут не уникален — в еще большей степени пострадала турецкая лира.

Слабый рубль — действительно плюс для бюджета, однако никто не ставит целью его искусственное ослабление. Другая сторона этой медали — снижение реальных доходов населения. В ближайшее время возможен рост курса доллара до 82 рублей, однако после этого вероятен откат к уровням, которые имеются сейчас, в случае нивелирования геополитических рисков. Снижение доллара уровня ниже 73 рублей возможно лишь в случае серьезного роста нефтяных цен, а предпосылок для этого пока не видно.

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

— Рубль дешевеет, потому что российское государство осознало, что организацией «коронабесия» оно нанесло очень сильный удар по экономике и в России нечем платить налоги. Правительство считает, что падение налоговых доходов и разорение бизнеса, которое приведет к падению налоговых доходов, — это и есть поддержка российской экономики, насколько я могу судить. Но в бюджете дыра, текущие доходы сильно ниже запланированных, а поскольку направлять на развитие страны резервы недопустимо, по мнению властей, то они затыкают эту дыру при помощи девальвации рубля. Это же либералы, они обслуживают интересы спекулянтов, позволяя им заработать на ослаблении рубля, купить валюту.

Рубль будет обесцениваться, хотя и неравномерно, по отношению к евро. А вот с долларом проблема: все будет зависеть от того, что будет происходить в Америке. Потому что, если там начнется гражданская война, доллар может упасть еще сильнее рубля.

«На первый взгляд падение рубля выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа»

Степан Демура — финансовый и биржевой аналитик:

— Рубль падает потому, что на рынках высокорискованного долга сейчас наблюдается падение. Наш рублевый долг относится к этой категории и, соответственно, идет мощнейший отток. Выгодно ли это бюджету? Да, мы страна импортирующая — тем будет больше поступлений в бюджет. Но при этом у нас идет падение промпроизводства, сокращение экономической активности, поэтому налогооблагаемая база снижается. Но мы все импортируем, покупательная способность уменьшается, вот вы и получаете растущие цены, которые из-за падения рубля приводят к сжатию доходности и дальнейшему понижению покупательной способности населения. Поэтому на первый взгляд — да, выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа — и для экономики, и для бюджета. 

Сколько будет стоить доллар к концу года? Не знаю. Цели ставят 76, 80, следующая цель — 97 рублей за доллар. Поэтому я думаю, что в ближайшую неделю-полторы будет некое затишье. Но все это на самом деле связано с недостатком долларовой ликвидности на рынках. Это очень хорошо видно и это связано с политикой ФРС, которая закачала в панике долларовую ликвидность в связи с «китайской чумкой», так называемой пандемией, а потом они прекратили накачку. Но когда была эта «чумка», вся американская экономика сжималась, поэтому все деньги, вся ликвидность пошла на фондовые рынки. Дополнительные долларовые поступления прекратились, экономика хоть как-то восстанавливается и, соответственно, забирает часть ликвидности, то есть забирает ликвидность с рынков. Вот и все. Этот процесс продлится еще какое-то время — может быть, месяц, а может, два. Но в ближайшие неделю-две все, возможно, на какое-то время успокоится.

Какие я вижу факторы укрепления рубля? Разворот, если он будет, разворот на рынках высокорискованного долга. Но проблема в том, что ФРС уже практически два месяца ничего там не скупает. Сначала скупали, потом прекратили. Поэтому все будет зависеть от того, что будет делать ФРС.

Александр Лосев — генеральный директор УК «Спутник — Управление Капиталом»: 

— Уже второй, третий месяц идет мощная спекулятивная игра против рубля, и поводы ее участники находят абсолютно любые. Неважно, что они будут говорить. Будет ли это ожидание санкций из-за Навального, из-за Беларуси, из-за Нагорного Карабаха — все это может прекратить или, наоборот, заставить продолжать Центральный банк. 591 миллиард долларов золотовалютных резервов! Если посмотреть на них, можно убедить, что слабость рубля имеет трансцендентный характер. Тому, кто в нашей стране принимает решения, достаточно просто сказать Центральному банку, что он неправ, — и рубль будет 50, 30 за доллар, неважно. Есть такое понятие, как «денежный агрегат». Если мы возьмем и по текущему курсу пересчитаем наши золотовалютные резервы, то получается, что там 46 триллионов рублей. Выходит, каждый рубль в 1,6, в 1,7 раза обеспечен валютными резервами. Соответственно, то, что мы видим с курсом доллар/рубль, доллар/евро, говорит о том, что просто нет ни желания, ни воли (не знаю уж, у кого что-то) делать с валютным курсом. Такое ощущение, что Банк России поощряет играть против рубля. К чему это приведет? К тому, что мы получим скачок инфляции. Центральный банк будет вынужден повышать ставку, а ее повышение затормозит падение рубля, и замедлит выход российской экономики из кризиса. Великолепно! Спрашивается: кто от этого выиграет? Спекулянты.

Я пока вижу только один фактор укрепления рубля — если остановится бегство в доллар. А оно остановится, если геополитика и внутренние факторы станут для нас благоприятными, то есть если станет ясно, что никакие секторальные санкции — из-за Навального, из-за Беларуси, из-за Карабаха — нам не грозят. Если мы поймем, что ситуация с американскими выборами не повлечет какой-то глобальной катастрофы на мировых финансовых рынках. А если наконец-то в России запустятся национальные проекты, инфраструктурные проекты и так далее и будет идти естественный рост экономики, тогда и с рублем будет все хорошо.

Рубль — это не нефтяная валюта, там корреляции никакой нет. Все последнее время рубль держался на разнице в процентных ставках. Огромное количество спекулянтов зарабатывали здесь на процентном арбитраже, когда по рублям были ставки высокие, а по долларам ставки околонулевые, по евро — отрицательные. И было выгодно просто продать доллар, продать евро и купить рубли, рублевые активы и зарабатывать, а потом выходить назад. Но как только Центральный Банк резко снизил ставку рефинансирования, у нас реальная ставка [по банковским депозитам] стала отрицательной. Мы же все ходим в магазины и понимаем, что та инфляция, которую нам рисует Росстат, неправильная: на самом деле она выше, чем ее показывают. А теперь плюс еще и девальвация. И мы осознаем, что импортозамещения как такового нигде, кроме сельского хозяйства, особо и не произошло. Соответственно, рост импорта будет сопровождаться повышением цен и ростом реальной инфляции, вот и все. Сейчас банки после снижения ставки Центрального банка и ключевых ставок снизили ставки по депозитам. Вот представьте себе людей, которые копят сбережения. Они что, будут под 2–3 процента оставлять деньги в банках, когда происходит такая девальвация? Нет, они будут покупать доллары. Соответственно, российские банки скоро решатся повышать ставки по депозитам и будут меньше кредитовать экономику. То есть то, что происходит сейчас, — это спекулятивная игра при полном попустительстве Центрального банка, которая приведет к торможению российской экономики при невозможности быстро выйти из рецессии. 

«На первый взгляд падение рубля выгодно, а если мозги включить, то это катастрофа»
Adblock
detector