Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»

Если мы по-настоящему хотим заниматься импортозамещением, то надо плавно вести российскую валюту к значениям 100–110 за доллар

Мы живем в стране, состоящей из двух стран, утверждает экс-депутат Госдумы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев. Одна из этих двух очень богатая, контролирует потоки нефти и газа, и, соответственно, нефтедолларов и газовых долларов. Второе государство живет всем остальным, оно очень бедно. И для этих двух стран равновесное значение рубля по отношению к доллару разное.

Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»

МРАЧНЫЕ ПРОГНОЗЫ АЛАРМИСТОВ

Сейчас больше всего вопросов мне задают не про Карабах, а про рубль. И даже знакомые высококвалифицированные экономисты опять стали меня пытать: а не пора ли перестраховываться, рубль-то катится вниз… Мой общий ответ: не суетитесь! А если детально, то картинка такая. Опять появились алармисты, которые вовсю рассказывают, что до Нового года случится девальвация рубля. Российский экономист Михаил Делягин дает мрачные прогнозы и предрекает обесценивание накоплений россиян. В интернете то и дело мелькают алармистские слова «обвал национальной валюты» и обещания, что она вскоре рухнет до 100 рублей за доллар. Аргументы приводят такие: что введут новые санкции из-за Алексея Навального, что все-таки будет запрет на использование газопровода «Северный поток – 2», что скажется война Армении и Азербайджана за Нагорный Карабах, что на рубль повлияет вторая волна COVID-19…

Хочу просто напомнить, что в первый раз на эту тему мы с алармистами поспорили еще в июле. Они утверждали, что в августе – сентябре рубль обвалится до 100 за доллар. А я говорил, что будет плюс-минус 75 рублей за доллар. Каждый может убедиться, что никакого обвала не произошло, а прогноз плюс-минус 75 — очень хороший.

Почему так получается? Потому что я опираюсь на очень простую мысль, которую вначале хорошо обсчитал. Это опубликовали уже и в английских, и в других зарубежных экономических журналах — оценки зависимости рубля от цены на нефть и всего остального. В подобных публикациях показано, что единственным постоянно значимым фактором для России является стоимость нефти, что бы ни говорили о том, что наша экономика уже слезла с нефтяной иглы. По факту, если посмотреть на экспериментальные данные, зависимость никуда не делась. То есть основной фактор — цена на нефть. Когда она упала, я давал оценку, что к концу года все равно поднимется — вот она сегодня и пляшет на этой полочке, от $40 за бочку. И общая моя оценка на данную тему не менялась — для обвала рубля с учетом того, что мы не прогнозируем обвала цен на нефть, никаких оснований нет.

Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»

САНКЦИИ, ЕСЛИ НЕ КАСАЮТСЯ ЭКСПОРТА НЕФТИ И ГАЗА, ДЛЯ РОССИИ КАК МЕЛКИЕ КОМАРЫ

Тем не менее по частям можно разобрать аргументы, которые приводят алармисты. Про санкции я тоже писал — они, если не касаются экспорта нефти и газа, углеводородов, для России как мелкие комары, никакого принципиального значения не имеют. Личные санкции могут на политику повлиять, это правда, а экономические — это все мелочи.  

Дальше по Нагорному Карабаху. Когда в Армении весной 2018 года в итоге цветной революции, хоть и не слишком агрессивной, появился новый премьер Никол Пашинян, он вообще был лидером бархатной революции. И было очевидно, что это американский номинант из той же категории, что Михаил Саакашвили в Грузии. Я уже говорил как-то, что в Соединенных Штатах очень любят шаблоны и фигуры у них обычно такие же, и решения совершенно шаблонные, однотипные. И умные вроде бы люди покупаются на такие решения. Раньше — «пробирка Павлова», ныне — «бутылка Навального». Так что после прихода Пашиняна в Армении я сразу подумал, что он так же, как Саакашвили, доведет страну до войны. Вот она и началась.

О вмешательстве внешних игроков — думаю, эта война останется локальной, вмешательства Турции, которое потребует вмешательства России, там не будет. Я в этом уверен, потому что, несмотря на очень агрессивную риторику президента Турции Реджепа Эрдогана, предыдущие события, когда он извинялся перед Владимиром Путиным, показывают, что Турция без поддержки НАТО ни в какую прямую конфронтацию с Россией входить не будет. И наша страна этого делать не станет с учетом всех обстоятельств. Следовательно, полномасштабная война там не начнется. Значит, никакой большой роли для экономики России эта война не сыграет. На мой взгляд, она окажется затяжной в этот раз, на что и рассчитывали те, кто приводил к власти в Армении того же Пашиняна.

Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»

КОЛИЧЕСТВО КОНТАКТОВ НА ТРАНСПОРТЕ И В ТОРГОВЛЕ БЫЛО 110% ОТ ДОКОВИДНОЙ НОРМЫ

В части COVID-19. Снова сошлюсь на свой график.

Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»

График — модельное и реальное число больных в Москве.

Конечно, небольшие расхождения с моей моделью в Москве наметились. Что в столице уже вторая волна эпидемии, этого не скажешь, думаю, что ее и не будет. Тем не менее в Европе вторая волна идет полным ходом — в Испании, Италии, Франции, Великобритании, в меньшей степени в Германии, там обстановка ближе к нашей. А в Москве чуть-чуть похожие вещи наметились.

Почему это случилось? Я в своих моделях средне-бездарного управления все равно не мог предположить, что дойдут, в том числе и в Москве, до уровня контактов выше нормы по самым плохим категориям — а это торговые центры и транспорт. По данным Google, в Европе уже давно, как только там начались отпуска, а в Москве примерно в августе, количество контактов на транспорте и в торговле было 110% от доковидной нормы. Подобное, вообще говоря, для меня просто поразительно. Я в модели закладывал, что будет на уровне 70%, что, кстати, очень легко сделать, это простейшее мероприятие — чтобы контакты в торговых центрах и на транспорте составляли 70% от номинала. Тем не менее не только вышли на 100%, но и перекрыли номинально значение по потокам контактов в транспорте и в торговле. Понятно, что сейчас это частично перекроют.

Второе, что важно в этой части, — и Европа, и Россия (судя по заявлениям мэра Москвы Сергея Собянина и главы Роспотребнадзора Анны Поповой) все-таки дошли до простейшей мысли о том, что пресечение контактов должно быть дифференцированным, что все подряд перекрывать и закрывать нельзя. Эта мысль стала сейчас доминирующей. Следовательно, даже если элементы второй волны случатся, они не будут иметь большого экономического значения в России. Может быть, в Европе чуть-чуть побольше, поскольку там допустили вторую волну. Но в исходных экономических оценках на Европу никакой надежды и не оставалось, напомню, что везде говорил, что там падение экономики окажется побольше, чем в России и Европа долго будет выходить из этой кризисной истории. Но и там ничего такого, что могло бы кардинально повлиять на цены не нефть, не случится. 

Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»

МЫ ЖИВЕМ В СТРАНЕ, СОСТОЯЩЕЙ ИЗ ДВУХ СТРАН

Что все-таки произошло с нефтью, почему дернулся вниз рубль? В конце лета произошло замирение в Ливии. В результате войн опять-таки при вмешательстве Турции потоки нефти из Ливии были доведены до всего сотен тысяч бочек в день. А после замирения страна быстро подняла эти потоки до 1 млн бочек и выше. Но эти от 1 млн до 2 млн баррелей в день, которые не учитывались в соглашении ОПЕК+, такой значимый скачок текущих поставок нефти, на мой взгляд, уже отработан. Значит, есть все основания полагать, что цены на нефть сильно не дернутся вниз. Следовательно, нет и оснований для того, чтобы рубль сильно ушел от 75 за доллар.

Но есть нюанс. Для того чтобы мой прогноз был вероятностным, я на судьбу рубля до Нового года оставил и другой вариант. Он в чем заключается? Я много раз говорил, что мы живем в стране, состоящей из двух стран. Одна из них очень богатая, контролирует потоки нефти и газа, и, соответственно, нефтедолларов, газовых долларов. И второе государство, которое живет всем остальным, всей остальной жизнью и которое очень бедно. Для этих двух стран равновесное значение рубля по отношению к доллару разное. Для первой это 30 рублей за доллар, когда потоки нефтедолларов обнуляют, а для всей остальной страны — порядка 110 рублей за доллар. И если мы хотим по-настоящему заниматься импортозамещением, то, я много раз говорил об этом, надо было плавно вести рубль к значениям 100–110 за доллар. Но я никогда не надеялся, что у нашего правительства хватит понимания подобного. На самом деле, если это аккуратно делать, прибавка к инфляции с учетом доли импорта в ВВП страны составит всего 1–2%. Никакой разницы, 3,5% или 4,5% инфляция в стране, это абсолютно не принципиально. Так можно и нужно было сделать. И то, что происходило с рублем в течение последнего месяца — от 70 до почти 80 рублей за доллар, — позволяло проследить тенденцию преднамеренного снижения курса рубля по отношению к доллару. Подобную правильную тенденцию могли бы аккуратно продолжить, потому что особой инфляции в стране это не вызвало.

Кстати, характерно, что все басни, которые много лет нам рассказывали, что если снизить ключевую ставку, то это вызовет жуткую инфляцию, оказались пустыми сейчас, когда ключевая ставка составляет 4,25%, а инфляция всего под 4%. И плавное снижение курса нацвалюты тоже не вызвало бы скачка инфляции. Но навряд ли правительство это сделает. Не могу даже представить себе, чтобы такое мнение настолько укрепилось в правительстве, что последнее смогло бы провести хорошее для себя равновесное значение рубля по отношению к доллару. Так что подобный сценарий возможен, но маловероятен, оцениваю его всего в 15%. Основное — плюс-минус 75 рублей за доллар до конца года.

Так что резюме то же самое — ребята, не суетитесь, оснований для этого нет.

Иван Грачев: «Рубль падает? Ребята, не суетитесь, оснований нет»
Adblock
detector