«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?

Главе Башкортостана пришлось лично под проливным дождем уговаривать разойтись защитников шиханов. До этого их пытались разогнать ОМОН и ЧОП

Сегодня ожидается судьбоносная для защитников шихана Куштау встреча с Радием Хабировым, где будут обсуждаться условия компромисса экоактивистов и Башкирской содовой компании. Пока же конфликт, к которому присоединились Юрий Шевчук и Максим Галкин, поставлен на паузу под честное слово главы республики. О том, что ставит содовый протест в один ряд с мусорным в Подмосковье и политическим — в Хабаровске, рассуждают эксперты «БИЗНЕС Online».

«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?

«МЫ ОСТАНОВИМ ЭТУ ИСТОРИЮ…»

Накануне обострилось и ослабло противостояние между силовиками и экоактивистами, выступающими против промышленной разработки горы-шихана Куштау в Башкирии. На время приостановил содовый конфликт не столько затяжной дождь, сколько прибывший в эпицентр противостояния Радий Хабиров. На видео, оперативно опубликованном в Instagram главы Башкортостана, он как заправский участник митингов вещал с помощью мегафона в окружении сторонников и противников разработки Куштау. Хабиров заявил о приостановке работ на горе. «Уходят войска — уходите вы, — заявил он, утирая дождевые капли с лица. — И я вам даю слово, что никто на эту гору не взойдет, пока мы не найдем компромиссное решение». Толпа встретила его слова одобрительными криками: «Никто не зайдет на гору!». Хабиров подчеркнул, что приостановка работ — это его решение.

Представители экоактивистов уже выдвинули в адрес главы республики свои требования — уволить главу Ишимбайского района Азамата Абдрахманова, который, по их мнению, в маске в субботу координировал действия против протестующих. Из толпы также звучали требования отставки недавно назначенного вице-премьера Азата Бадранова и координатора информационной политики в республике Ростислава Мурзагулова. На что глава республики ответил: «Я своих не сдаю, вы же своих не сдаете». Также активисты потребовали «прекратить репрессии» и создать «постоянный координационный совет по вопросу шихана».

Хабиров согласился с предложением создать совет и пригласил лидеров активистов встретиться сегодня. После этого техника Башкирской содовой компании, которая занимается разработкой горы для добычи сырья, с оборудованием, необходимым для проведения геодезических работ, начала покидать территорию возле Куштау.

Отдельно Радий Хабиров высказался об информационной политике. «Мы остановим эту игру, — заявил он в плотном кольце экозащитников. — Мы остановим эту историю. Я всегда был против экстремизма. Я плохо отношусь к ваххабитам, это моя личная позиция. Но вот так вот всех подряд без разбора марать никто больше не будет. Но я прошу и вас остановиться».

«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?

Резюме переговоров со стороны защитников Куштау было опубликовано в тот же день в телеграм-канале «КушТау on-line» (более 25 тыс. подписчиков). «В связи с договорённостями с Хабировым, на горе пока не должно быть не наших ни ихних. Поэтому с завтрашнего дня лагерь на Куштау временно сворачивает свою деятельность. По этой причине, просим народ пока на гору в лагерь защитников не приезжать. Его пока там не будет» — сообщают авторы канала.

Сегодня Хабиров дал более полную оценку происходящим у подножия Куштау событиям. «На минувшей неделе Башкирская содовая компания пыталась приступить к разработке горы Куштау, о чем были предварительные договоренности, но встретила и сильное общественное сопротивление со стороны защитников горы, — цитирует главу Башкортостана Bashinform.ru. — Все это начало превращаться в довольно сильное столкновение. Пострадали и люди, и сотрудники органов внутренних дел — два из них находятся в больнице. Была большая свалка, никому не нужная. Мне пришлось туда выехать».

Глава республики еще раз подчеркнул — пока не будет найдено компромиссное решение, на гору никто не пойдет, за исключением туристов. Хабиров заявил членам правительства РБ, что происходящие события «это стопроцентная наша с вами недоработка». «Это недоработка нашей администрации, надо внимательнее изучать мнение людей, смотреть, в чем они нуждаются, это безусловная недоработка блока промышленности, который должен смотреть структуру, перспективы работы предприятия, — перечислил он. — Все, что произошло — наша нерасторопность, наша невнимательность, не до конца энергичная работа. Это недоработка всех глав муниципалитетов — надо с людьми вживую работать. Обращаю внимание главы Ишимбайского района. Если у него в деревнях вокруг шиханов такое ожесточенное отношение к власти, к вам — надо думать. Значит не оказали до конца внимание. Дороги между деревнями ужасные, деревеньки такие». Хабиров указал также на то, что многие молодые участники протеста «без работы, по жилью надо посмотреть».

«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?

В числе неудовлеворенных требований защитников горы остаются освобождение их задержанных сторонников. Правозащитник «Агоры» Александр Альдаев, который находился на месте противостояния до минувшей субботы, подтвердил «БИЗНЕС Online» задержание более 80 человек. «Им всем вменяется статья 19.3 „Неповиновение законному распоряжению представителя власти“, она предполагает административный арест. Они вправе задержать их без протокола до двух суток. Сейчас они имеют статус задержанных. Суды прошли только по 5-6 людям, если не ошибаюсь. Сейчас на них либо должны быть составлены протоколы и их должны отпустить, либо до истечения двух суток суд должен успеть вынести решение», — объясняет правозащитник. По его словам, суды вряд ли успеют справиться с таким количеством задержанных, но большую часть постараются охватить, потому многие суды постараются провести сегодня. «Некоторые уже получили 5-6 суток, я думаю, по остальным будут приняты аналогичные решения», — полагает юрист. По его словам, задержанных развезли по близлежащим городам, так как ишимбайский отдел с 3-4 камерами не мог вместить такое количество задержанных.

Хабиров же подчеркивал, что пострадали и стражи порядка. «Столкновения привели к тому, что пострадали и люди, и пострадали сотрудники органов внутренних дел. Я попрошу министерство здравоохранения, посмотрите, там два сотрудника в больнице и, если там участники находятся, (нужно) внимание оказать всем», — заметил Хабиров на совещании в правительстве.

В поисках нового компромисса

Летопись башкирских содовых протестов ведет телеграмм-канал «КушТау on-line». По словам авторов телеграм-канала, первое мероприятие на горе было организованно еще в июне 2019 года. «На горе был созван Йыйын (сход) Башкирского народа, на котором было принято решение о том, что Ҡуштау будет Жить. Мы его не отдадим» — сообщает «КушТау on-line».

Местные жители посёлков Урняк и Бельский создали инициативную группу «Сохраним Шиханы», с этого и началась защита горной цепи. В декабре 2019 года в Уфе прошла конференция по проблеме Куштау, ее сменила серия флешмобов в защиту горы, а в острую фазу конфликт с разработчиками перерос после Курбан Байрама 31 июля 2020 года. «Местные жители сообщили, что на горе началась вырубка лесов, — обозначают отправную точку протестов авторы телеграм-канала. — С этого момента уже с 1.08 до вчера 16.08 противостояние шло каждый день. В начале защищались несколько местных и штук 10 активистов».

Читайте еще :  Житель Краснодара взорвал банкомат, чтобы купить машину

Первый по-настоящему массовый флешмоб «Ҡуштау Живи» прошел 9 августа, по оценке «КушТау on-line», в нем приняло участие до 5 тыс. человек из Башкирии и соседних регионов. В тот же день произошла первая стычка защитников горы и сторонников ее разработки. Как сообщала тогда «Новая газета», три десятка сотрудников ЧОП «Вершина» и около сотни спортсменов напали на лагерь экозащитников.

С тех пор с каждым днем противостояние только нарастало, как и количество участников с обеих сторон. Экоактивисты заняли дорогу, которая вела к горе и мешали тяжелой технике БКС проехать. Возле подножия шихана возобновились столкновения между защитниками горы, ОМОНом и частными охранниками. Активисты заблокировали дорогу, по которой техника предприятия должна попасть к месту проведения геологоразведки: они строили баррикады и вставали живой цепью. А противники активистов разгромили палаточный лагерь, который был разбит у горы в начале августа: в нем постоянно проживали несколько десятков человек. По данным «КушТау on-line», против проживающих в палаточном лагере и их соратников применялись слезоточивый газ и дубинки. 

В эти выходные содовый конфликт вышел на федеральный уровень. В защиту горы высказался юморист Максим Галкин. В своем Instagram российский артист опубликовал видео в поддержку защитников Куштау, на котором он назвал Куштау «лицом Башкортостана» и призвал руководство БСК отказаться от разработки горы. «Спасем шихан Куштау! — призвал Галкин. — Руководство БСК говорит о безальтернативности разработки горы. Я против агрессии и эскалации конфликта и за уважение сотрудников правопорядка, которые выполняют приказ. Но я не знаю, как бороться за экологию и сохранение историко-культурного ландшафта страны».

Спич лидера ДТТ Юрия Шевчука, размещенный на официальном YouTube-канале группы, содержал выпады в адрес властей Башкирии. «Друзья, давайте задумаемся о том, почему власти очень часто навязывают нам один и тот же выбор: или ты живешь и работаешь в говне и получаешь зарплату, или вали в тайгу, чувак, наслаждайся красотой, не имея денег на соль и спички, — заявил Шевчук. — А власти Башкирии, акционеры БСК, Москва, например, Роспотребнадзор, за десятки лет существования этой проблемы фактически ничего не сделали, чтобы ее решить. Почему нельзя иначе? Работать и жить в красивом месте… Ответ, на мой взгляд, прост. Не хотят акционеры БСК терять сверхприбыль, а остальное их не интересует». Видео завершается песней, которая группа записала в поддержку защитников Куштау. 

В поддержку защитников горы выступил и репер Фейс, в лагерь вчера приезжал боец ММА Венер Галиев

Исторически в Башкирии было всего четыре шихана: Торатау, Шахтау, Юрактау и Куштау. Образованные из морских отложений в пермский период, они содержат огромные запасы нужного промышленности известняка. Промышленная разработка шихана Шахтау началась в 1950-е годы, и сегодня от него уже ничего не осталось. Шиханы Юрактау и Торатау признаны памятниками природы, что защищает их от разработки, но БСК предпринимала попытки лишить шиханы статуса уникальных геологических объектов. В итоге в 2018 году тогдашним врио главы региона Хабировым был подписан указ о создании на территории Ишимбайского и Стерлитамакского районов геопарка, включающего оба шитхана «в целях сохранения геологического, биологического и историко-культурного наследия региона, а также для развития туризма». 

Примечательно, что изначальной целью содовиков был шихан Торатау, и тогда компания также заявляла, что не видит альтернативы этой горе по составу сырья, ведь известь Кушату, не имеющего статуса памятника природы, содержит много примесей. Тем не менее, после указа президента альтернатива нашлась. Это решение было преподнесено как компромиссное между властью республики и содовой компанией. Но, судя по словам Хабирова, настало время для поиска нового компромисса — на этот раз с жителями республики, котоыре подчеркивают культурную и экологическую ценность Куштау: на шихане высокая концентрация растений и животных, занесенные в Красную книгу Башкортостана и России, также он занимает отдельное место в фольклоре местных жителей. 

АО «Башкирская содовая компания» производит каустическую и кальцинированную соду, пластмассы и синтетические смолы. По данным справочного сервиса «Контур-Фокус», 57,18% БСК принадлежит АО «Башкирская Химия», 38,28% контролирует аппарат правительства РБ, еще 4,5% принадлежат миноритариям. «Башкирская химия» входит в перечень системообразующих организаций России. В составе АО также акционерное общество «Березниковский содовый завод», ЗАО «Сырьевая компания», ООО Торговый дом «Башхим». Директор «Башхим» — Сергей Иванушкин. В числе учредителей указаны Дмитрий Пяткин и Сергей Черников, но большей частью компании владеет кипрская компания «Модисанна Лимитед». Некоторые СМИ в числе бенефициаров «Башхима» называют предпринимателя Виктора Исламова, экс-заместителя премьер-министра правительства Башкортостана, бывшего полномочного представителя РБ при президенте РФ Альберта Харисова и Александра Фраймана. При этом, выходцев из республики Исламова, Харисова и Черникова называют «башкирской» группой, а тандем Пяткина и Фраймана — «московской».

На балансе «Башкирской химии» по данным на 2019 год находилось 22,6 млрд рублей, чистая прибыль составила 7,1 млрд.

«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?

«маневром с уголовным делом федеральный центр продемонстрировал башкирским бизнесменам, что шантажа не потерпит»

На фоне физического противостояния сторонников и противников разработок шиханов, развивается информационная война. К примеру, в  телеграмм-канале «КАК-ТО ВОТ ТАК» якобы представлены доказательства коммерческой подоплеки интереса защитников горы. «В Сеть слили расценки на участие „активистов“ в процентах у Куштау. Минимальная стоимость — 1 тысяча рублей, за которую нужно написать как можно больше комментариев. 2 тысячи дают за присутствие в лагере, 5 тысяч — за ночевку и жалобы журналистам на беспредел. Так к участию планируют привлечь еще тысячу человек. Другого „протеста“ у нас для вас нет» — утверждают авторы телеграм-канала. 

Еще дальше пошли авторы канала «Временное правительство», указав бенефициаров протеста. По их словам, центральным аппаратом МВД РФ возбуждено уголовное дело по ст. 282 УК РФ («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). «По УД проходят сразу пятеро башкирских предпринимателей — Иосиф Рутман, Дамир Мугинов, Радик Султанов, Раиль Сарбаев и Азат Фазлыев, — перечисляет „Временное правительство“. — По версии следствия, подозреваемые как раз и организовали те самые протесты на башкирской горе Куштау с привлечением националистов и ваххабитов, использовавших свою обычную риторику. А нужно это было бизнесменам не потому, что они действительно пытались спасти священную башкирскую гору от посягательств иноверцев, а по причинам вполне прозаическим. Они выкупили два месторождения известняка — Гумеровское и Худолазское. Тогда как руководством страны было принято отдать в разработку именно гору Куштау. Протесты же националистов могли вынудить владельцев разработчиков Куштау отказаться от ее освоения и купить у пятерки одно из принадлежащих им месторождений. Однако нехитрым маневром с уголовным делом федеральный центр продемонстрировал башкирским бизнесменам, что шантажа не потерпит». 

Читайте еще :  Ранняя зима накроет Новосибирск в октябре-2020: прогноз погоды

Отметим, подробности о планах предпринимателей строить содовые заводы на территории месторождений уже описывал Bashinform.ru. В то же время, еще два года назад заместитель генерального директора АО «БСК» Марина Бортова рассказывала «Российской газете», что для выработки соды «необходимо качественное сырье, которого ни в одном из месторождений, где были проведены изыскания, не нашлось». По словам Бортовой, образцы, взятые из Худолазовского и Гумеровского месторождений, на которые возлагались большие надежды, «не прошли» по химическому составу. 

Корреспондент «БИЗНЕС Online» отправил в БСК запрос с просьбой представить свое видение происходящего, но ответ пока не поступил. 

«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?

«мы наблюдаем протест общества против бесцеремонных действий властей, которые срослись с бизнесом»

По просьбе «БИЗНЕС Online», эксперты высказались о том, чем чреват конфликт вокруг Куштау, и по кому он может ударить. 

Шамиль Валеев, руководитель Аппарата общественной палаты РБ:

— Делать прогнозы по поводу открытых и ведущихся переговоров — дело неблагодарное. Но я думаю, что это слово «пока» прозвучавшее из уст Радия Хабирова, обозначает не время, а качество. Потому что сырьевая проблема у Башкирской содовой компании — не новость, там накопился многолетний ком, узел противоречий многих интересантов. И за время обсуждения этой проблемы в Башкирии Шиханы приобрели некую значимость в общественном мнении. И для жителей республики стали известными, превратились из локального в региональное явление. А с учетом вчерашнего дня все это вышло еще и на федеральный уровень. Поэтому и появилось слово не «когда», а «пока». Пока не будет выработано решение. А это может занять длительное время.

Каким будет компромисс? Думаю, что в любом случае он предполагает сохранение предприятия, поскольку оно является стратегически важным как для страны, так и для республики, для местных бюджетов. И для жителей Стерлитамака в первую очередь, так как во многом оно является градообразующим.

Я уверен, что каким бы ни был исход этих переговоров, детальных обсуждений, после встречи на горе будет больше информации об активной социальной политике этого важного предприятия в отношении местных сообществ, окрестных населенных пунктов. Какие будут технологические решения — это вопрос даже не общественного обсуждения, и не эмоций, а четких просчетов специалистов и финансистов. Очевидно, что все проблемы, которые накопились за 11 лет, будут пересмотрены с привлечением широкой общественности.

А насчет истоков этого конфликта и его участников… В Башкирии никогда не бывает все просто и однозначно. Это наслоение многолетних технологических, коммуникационных, политических и эмоциональных проблем. Я уверен, что абсолютное большинство защитников Куштау — это искренние люди многих национальностей, которые трепетно относятся к Башкирии. В то же время нельзя исключить наличие и применение различных демо-техник — новых технологий по сбору людей в одной месте, по тому, чтобы они какое-то время продержались вместе, не расходясь. Ранее было много информации о том, что это конфликт экономический и нам в течение многих лет приходилось слышать о том, что есть силы, которые хотели бы это предприятие через народный протест оставить без сырья и превратить в груду металлолома, чтобы скупить по дешевке. И несмотря на то, что 99 процентов участников этих событий являются искренними и добропорядочными патриотами Башкирии, независимо от того, по какую бы сторону они находились от заборов и баррикад, попутчиков и интересантов из этого дела исключить никак невозможно.

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем:

— Перемирие, надеюсь, продлится долго. Радий Хабиров — человек очень умный и умеющий работать. Для меня было неожиданностью, что он допустил ситуацию до такого состояния, это не в его стиле. Я его помню по администрации президента — это очень хороший, грамотный работник, который умеет ладить с людьми и выполнять задачи. Но вот чем это может закончиться (не могу сказать — ред.), потому что у обеих сторон непримиримая позиция. Одним надо до конца сделать, другим надо никаким образом не допустить. Не очень вижу здесь решения, которое могло бы обе стороны удовлетворить. Я вижу это так — все бросить и никакой разработкой не заниматься. Но боюсь, что та сторона, которая занимается разработкой (шихана — ред.), все равно с этим не смирится. Да, мы таким образом спасем, наверное, экологию и успокоим активистов. Но вот насчет рабочих мест в республике как тогда будет?

У Куштау много общего с другими экопротестами и выступлениями против мусора. Помните, в Подмосковье тоже были мусорные протесты? Они очень легко переформатируются в политические протесты. Но все-таки есть значительная часть участников, которым политический протест не нужен. Которым действительно надо, чтобы никто гору не трогал, и больше ничего. Поэтому в какой-то момент возможен раскол между двумя группами. Между теми, для кого экологический протест — это форма политического и теми, кому нужно, чтобы никто гору не трогал. Поэтому этим этот протест и отличается от Хабаровска. Не факт, что этот раскол произойдет. Но он возможен. В Хабаровске позиция в каком-то смысле цельная: верните нам нашего губернатора, мы его выбрали, а вы его посадили. А здесь — нет, здесь она более сложная. Поэтому, если (в Куштау — ред.) будет как в Подмосковье, если экологические вопросы не будут решены, или хотя бы не будет продемонстрирован некий реальный план их решения, то люди, для которых все это всего лишь форма политического протеста, могут остаться одни. А в Хабаровске они одни не останутся. Там все равно есть эта протестная масса, которая протестует именно против ареста Фургала, а не против чего-то еще «и в том числе против ареста Фургала».

Читайте еще :  В Петербурге от гриппа уже привились более 600 тыс. человек

А насчет того — война ли это за святыни башкирского народа или коммерческий конфликт… Почему вы думаете, что это или то, или другое? Мне приходилось, не в Башкирии, а в одном из соседних регионов, сталкиваться с похожим, правда, значительно меньшим по масштабам, событием. Где было и то, и другое. Был конкретный экологический конфликт, но, когда лидеров борющихся сторон созвали за стол, наливая им чай и предлагая «хазратам» договариваться, оказалось, что «хазраты», вообще-то, собственники. Так тоже бывает. И то и другое. Но это же ни в коей мере не снимает вопросы экологические. Это то же самое, что я говорю про Хабаровск. Есть люди, у которых есть какие-то интересы: политические, хозяйственные, но обязательно есть. Но есть люди, которые борются за святыню народа, просто за сохранение экологического баланса в виде этой горы. Может быть, и не все там борцы за этнографию, есть и борцы за экологию.

А как все это отразится на самом Хабирове? Думаю, что пока никак. Одного такого события для смены руководителя столь сложной республики, как Башкирия, недостаточно. Шило на мыло никто менять не будет. Снять человека, чтобы потом привести нового, а потом, как в Хабаровске, долго и героически его туда втыкать… После Хабаровска, я думаю, будут десять раз отмерять и только один раз отрезать.

Павел Салин, директор центра политологических исследований Финансового университета:

— Я бы не сказал, что противостояние вокруг шиханов закончилось. Оно, скорее, перешло в другую фазу. Потому что не в манере российской власти идти на уступки протестующим. Она их может имитировать, она может пытаться выиграть время, но идти на уступки, особенно сейчас, представителям власти запрещено. Именно поэтому такая ситуация в Хабаровске, где власть ждет, когда протесты начнут рассасываться, и потом начнет говорить с позиции силы. Поэтому здесь говорить о том, что протестующие чего-то добились, что протест закончился нельзя. Он перешел в новую фазу, когда власть имитирует переговоры для того, чтобы стимулировать процесс рассасывания протеста. Поэтому и даются обещания, что никто больше не войдет в этот заповедник, и все прочее.

Вопрос — как и что власть намерена делать дальше? Самое разумное для протестующее, для их лидеров — потребовать для Хабирова каких-то документальных решений. Он чиновник, а для чиновника документ, бумага — это святое. Поэтому для протестующих и для ситуации в целом, и для заповедника, оптимально, чтобы господин Хабиров подписал и продемонстрировал все необходимые бумаги. О том, что разработка действительно прекращена. Потому что если подписать (эти бумаги — ред.), то отменить это решение будет сложнее.

А как этот инцидент с Куштау отразится на самом Радии Хабирове это большой вопрос. Потому что господин Хабиров поступил не так, как должны вести себя сторонники силовой линии. Силовики запрещали своим сторонникам идти навстречу протесту, они считали не нужным демонстрировать слабость. Премьер-министру Мишустину, который сейчас завершает дальневосточное турне, запретили приезжать в Хабаровск, чтобы его приезд не сочли признаком слабости. Он демонстративно игнорирует Хабаровск, хотя задача его — как раз замирение Дальнего Востока, дальневосточных элит. Но с точки зрения силовиков надо вести себя именно так, а с другой стороны, господин Хабиров все-таки ориентирован вовсе не на них, а на администрацию президента РФ, которая исповедует немножко другую стилистику. И, судя по всему, у него достаточно широкая автономия по действиям. Поэтому как все это скажется на его позициях, сказать пока нельзя. Скорее всего — никак. Это очень может быть обходным маневром и посмотрим, что дальше будут с протестом и что дальше будут делать башкирские власти.

Сергей Сергеев, профессор кафедры политологии КФУ, доктор политических наук:

— Что касается того, как долго продлится этот компромисс, то я думаю, что скорее всего — до выборов. Если ни у кого не сдадут нервы и если стороны более или менее будут придерживаться принципов честной игры, то это перемирие продлится до 13 сентября включительно. Потому что нужно снять напряжение до выборов. То есть все это протянется до Единого дня голосования. Нужно было снять напряжение до Единого дня голосования, а что будет потом… У меня ощущение не очень, конечно, хорошее, потому что я не очень представляю, каким здесь может быть компромисс. Вот с мусоросжигательным заводом компромисс может быть в том, чтобы отодвинуть этот завод от Казани и от Осиново. А гору ведь не отодвинешь. И выбор здесь такой — либо гора разрабатывается, либо не разрабатывается.

В принципе, конечно, компромисс достижим, если Башкирской содовой компании предложат разработку другого месторождения. Пусть немножко поменьше размером, но, тем не менее, подходящего. Если содовая компания этим удовлетворится, то компромисс возможен.

Я думаю, что мы наблюдаем протест общества против бесцеремонных действий властей, которые объединены или срослись с бизнесом. В одних случаях этот протест выражается как в Хабаровске, в других случаях — как в Минске. Повод в каждом случае разный, но так или иначе везде люди говорят: «Мы хотим, чтобы с нами считались!».

А как все это отразится на Радии Хабирове… Все будет зависеть от дальнейшего развития этого конфликта. Если власти и компания все-таки пойдут по линии уступок обществу, то этот инцидент, скорее всего, забудется и Хабирову его никто в минус не поставит. 

Аббас Галлямов, политолог:

— Сейчас главный вопрос в том, удастся ли сторонам наладить нормальный диалог. Хабиров назначил главным переговорщиком вице-премьера Бадранова, а местные националисты уже объявили его фигуру неприемлемой. У них с вице-премьером давние счёты. Эта ситуация является своеобразным тестом. Если протестующие все-таки сядут за стол переговоров с Бадрановым, станет понятно, что в их среде доминируют не радикальные националисты, а умеренные. В этом случае диалог может завершиться успехом и компромисс будет найден. Если же протестующие кандидатуру Бадранова отвергнут и в переговоры с ним не вступят, станет очевидным, что в протестном движении тон задают именно националисты. В этом случае переговоры вряд ли приведут к успеху. Националисты слишком неконструктивны.

«Я даю слово, никто на эту гору не взойдет»: как Радию Хабирову аукнется Куштау?
Adblock
detector