«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

Владимир Жаворонков рассказал, каков прогноз развития эпидемии коронавируса, где и как проводят тесты и что делать, если появились симптомы

«У вирусологов есть мнение, что по мере перехода от одного зараженного к другому агрессивность вируса ослабевает, степень воздействия его на человека снижается», — говорит замминистра здравоохранения РТ, начальник управления здравоохранения Казани Владимир Жаворонков. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о решениях республиканского штаба по борьбе с COVID-19 и готовности врачей отразить угрозу.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

«ПО МЕРЕ ПЕРЕХОДА ОТ ОДНОГО ЗАРАЖЕННОГО К ДРУГОМУ АГРЕССИВНОСТЬ ВИРУСА ОСЛАБЕВАЕТ»

— Владимир Владимирович! Сейчас в зарубежных СМИ со ссылкой на авторитетные источники муссируется информация о том, что в результате пандемии COVID-19 может переболеть заболеванием около 80% населения мира. Вы верите в такие цифры?

— Я не вижу к этому предпосылок. Вот смотрите, какая динамика была в Китае — в пике доходило до десятка тысяч новых заболеваний в день, а сейчас, через три месяца их количество сократилось до несколько десятков и продолжает снижаться. И это в плотно заселенном Китае с полуторамиллиардным населением. У вирусологов есть мнение, что по мере перехода от одного зараженного к другому агрессивность вируса ослабевает, степень воздействия его на человека снижается.  Он становится менее агрессивным.

Я считаю, что на самом деле весь этот ажиотаж вокруг нового коронавируса объективно несколько преувеличен. Это обычное инфекционное заболевание, просто пока с недоказанными по своей эффективности методиками лечения, так как он выявлен недавно. Более того, существующая сейчас статистика по смертности COVID-19 (около 4%), хотя и примерно в четыре раза выше, чем у сезонного гриппа и его последствий, но не является какой-то необычной, из ряда вон выходящей. Подавляющее большинство случаев заболевания (около 80-85%) проходит в легкой форме обычной простуды. А иногда люди даже не замечают, что они чем-то больны. И только небольшой процент заболевания проходит в тяжелой форме с присоединением каких-то осложнений.

По данным ВОЗ, сегодня в мире легкие формы новой коронавирусной инфекции зарегистрированы у 80% пациентов, средние у 15% и тяжелые — у 5%. Вероятность летального исхода для пациентов младше 40 лет составляет около 0,2%, для пациентов старше 60 лет — около 3,6%.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

«КОРОНАВИРУС БЬЕТ ТАМ, ГДЕ ТОНКО»

— Говорят, что у 10% заболевших заболевание перерастает в пневмонию, а у 5% проходит в еще более тяжелой форме…

— Цифры разнятся от страны к стране. Если я правильно помню, 76% всех осложнений от COVID-19 — это пневмония, которая в большинстве случаев может быть вылечена. 3,4% — так называемый острый респираторный дистресс-синдром (крайне тяжелое проявление дыхательной недостаточности — ред), и только у 1% осложнение протекает в виде септического шока. Это действительно серьезное состояние, требующее самых интенсивных мер лечения.

— А лечение как происходит? Вакцины нет до сих пор…

— Лечение больше симптоматическое. Специфических только для COVID-19 способов лечения не существует. Все методы лечения и профилактики тождественны методам лечения и профилактики вирусов.

И потом, чтобы назначить тот или иной вид лечения, мы должны понимать, что это лечение должно иметь доказательную основу. То есть должно пройти довольно серьезное время для того, чтобы лекарство, которое выходит на рынок, было опробовано на когорте пациентов, и была бы доказана его безопасность и его эффект. То есть говоря о том, что-то или иное лекарство эффективно в отношении вируса COVID-19, мы бы покривили душой. Это факт.

— То есть средства от гриппа не помогут?

— Мы не можем этого сказать, может быть, они помогают. Вполне возможно, через год мы получим информацию, что средство от гриппа — самое то. Но у нас банально нет доказательной базы для этого. Потому что вирус — вот он, здравствуйте. Он только появился.

Читайте еще :  Погибли люди, и разрушился жилой дом в результате ЧП с газом в Вачском районе (ФОТО, ВИДЕО)

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

— Вы сказали про пневмонию. Она развивается в обычной или атипичной форме?

— Она проходит атипично с развитием тяжело поддающегося лечению респираторного синдрома. По данным наших иностранных коллег, на каком-то этапе пациенты с тяжелым течением болезни, в течение 3-4 дней нуждаются в поддержке аппарата искусственной вентиляции легких. У нас их достаточно, есть резерв. Кроме того, плечо доставки по Татарстану небольшое, и в случае необходимости аппараты в течение суток будут переброшены из других районов республики.

— Судя по иностранной статистике, в группе риска пожилые люди в возрасте от 65 лет и больные хроническими заболеваниями. Больные СПИДом тоже входят в группу риска?

— Коронавирус бьет там, где тонко. Если у зараженного человека болеют легкие, он ударит по легким. Есть хронические заболевания кишечника — бьет по кишечнику. Тяжело с почками — побьет почки. А у сильного организма заражение можем протекать бессимптомно. В принципе, вы рассуждаете абсолютно логично, у больных СПИДом подавлен иммунитет. Но они и так сами по себе группа риска. Но мы исходим из принципов доказательной медицины. Пока нет научных исследований о том, что среди заболевших коронавирусной инфекцией большое количество с ВИЧ-инфекцией.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

«ЖЕСТКИЙ КАРАНТИН — ДА, БЕЗУСЛОВНО, ЭТО ХОРОШАЯ МЕРА. НО НЕЛЬЗЯ ОГРАНИЧИВАТЬСЯ ТОЛЬКО ИМ»

— В Китае и других странах в первый месяц от выявления первого случая больного коронавирусом COVOD-19 количество зараженных в среднем увеличивалось каждый день на 33%. Плюс — минус.

— Да, это правда.

— Стоит ли ожидать в Татарстане такой динамики? Готовы ли мы что-то противопоставить этой тенденции? Есть несколько стран, которые выбились из этой траектории: это Сингапур, это Япония. Это сейчас Корея — тоже резко снижает траекторию. Вы как-то анализировали их опыт?

— Мы, конечно, анализировали иностранный опыт. Мы заметили, что те страны, где сохранилась сильная государственная система здравоохранения, где власти знают, что и как делать, те справляются с волной заболеваний гораздо успешнее. Смотрите, например, Китай — они государственными мерами сумели остановить взрывной рост заболеваний. Они не побоялись установить жесточайший карантин в многомиллионных городах. Точно так же действуют в других странах, где справились с экспоненциальным ростом заболевания.

— Только жесткие карантинные меры? Других вариантов нет?

— Жесткий карантин — да, безусловно, это хорошая мера. Но нельзя ограничиваться только им. Нужны комплексные меры, начиная от повсеместной термометрии граждан, дезинфекцией на предприятиях, в общественном транспорте и заканчивая своевременным введением ограничения на посещения учебных заведений и различных массовых мероприятий.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

— Те меры, которые сейчас принимаются в Татарстане, закрытие на карантин всего и вся, по вашему мнению, своевременны? Мы не опоздали с этим?

— Однозначно не опоздали. Вот если бы мы это ввели на пике заболеваемости, вот тогда бы это было поздно. Важно отметить, что власти республики делают все, чтобы во всеоружии встретить эпидемию. С первых дней, как Китай объявил об эпидемии, был усилен медицинский контроль. В Казани мы встречали все авиарейсы из Китая, у каждого брали анализы, мерили температуру, брали под медицинское наблюдение.

В Кабинете министров РТ создана санитарно-противоэпидемическая комиссия, которую возглавляет Лейла Фазлеева. Комиссия четко отработала на уровне межведомственного взаимодействия. Одновременно министр здравоохранения РТ Марат Наилевич Садыков создал штаб по противодействию коронавирусной инфекции. Штаб осуществляет оперативную работу в ситуационном центре, расположенном в РКБ. Отсюда идет работа на уровне каждой поликлиники, каждой больницы республики.

Читайте еще :  «Кушать всем хочется»: тысячи таксистов Казани ездят без справок?

Мы знаем количество врачей-инфекционистов, работающих в республике, мы знаем, откуда можно оперативно привлечь дополнительное количество врачей. Мы определили, какие стационары должны быть развернуты. Мы знаем, куда из этих стационаров будем переводить «обычных» пациентов. Все подсчитано, запланировано. Расписаны алгоритмы действий на каждый случай. Это позволяет в нашем ситуационном центре принимать оперативные и просчитанные меры реагирования на любое изменение внешней и внутренней обстановки.

— Расскажите, какие решения были приняты штабом?

— Штабом принято решение перераспределить коечный фонд на базе городской клинической больницы № 2. Таким образом, количество коек для инфекционных больных увеличится сразу на 163. С учетом 277 коек инфекционной больницы мы считаем, что этого достаточно. Но в случае необходимости минздравом РТ предусмотрено четырехэтапное расширение мощностей. У нас уже выделены еще три стационара, которые готовы в случае необходимости оперативно перераспределить свои койки.

Сейчас мы рассчитываем математическую модель для Казани, за основу которой взята информация о скорости выявления новых случаев заражения, по демографии и количеству осложнений в Испании, Италии и других странах. С помощью этой модели мы пытаемся понять, сколько у нас может быть заболевших на 10-й день, на 30-й и т. д. Сколько потенциально у нас может быть зараженных в той или иной возрастной группе, и сколько потенциальных может быть осложнений. Это очень важно с точки зрения планирования наших дальнейших действий, планировании ресурсов и так далее. Но это лишь математическая модель — на нее влияет огромное количество факторов. Мы ведь не ждем, сложа руки. Динамика развития заболеваний будет зависеть от предпринятых нами шагов.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

«COVID-19 ВСТАНЕТ В ОДИН РЯД С „ОБЫЧНЫМИ“ ВИРУСАМИ, ВОЗБУДИТЕЛЯМИ ОРВИ»

— Ваш прогноз, COVID-19 — это навсегда, он станет таким же обычным, как сезонный грипп? Или уже через полгода о нем все забудут?

— Я подозреваю, что вирус останется. Но абсолютно очевидно, что в ближайшее время от него будет разработана вакцина. И COVID-19 встанет в один ряд с «обычными» вирусами, возбудителями ОРВИ. В целом, прогноз — вещь неблагодарная. К примеру, если вспомнить SARS, эпидемию в 2002–2003 годах, то вирус «вспыхнул» и исчез. И вот уже 20 лет не появляется. Вспомним вспышку MERS — так называемый «верблюжий грипп». Он, в свою очередь, наоборот, не исчезает. Крупных вспышек нет, но локальные случаи в мире продолжаются.

— В этой истории все равно есть какая-то недосказанность. От гриппа ежегодно в мире умирают 650 тысяч человек, и никто не паникует, не закрывает границы стран, никто не готов вводить жестокие меры карантина, которые провоцируют мировой кризис. А тут какой-то не очень страшный вирус. Почему же вокруг него паника во всем мире?

— Мне сложно ответить на ваш вопрос, но он абсолютно логичный, правильный. С точки зрения системы здравоохранения это самый обычный вирус, который не стоит того ажиотажа, который вокруг него создан. В любом случае система здравоохранения России к нему готовится и показывает, что это не является для нас такой катастрофой.

— Появилась информация, которая насторожила врачей, что некоторые выздоровевшие вскоре повторно заразились коронавирусом. То есть, от него иммунитета нет?

— Мы слышали эту информацию. Есть версия наших зарубежных коллег, что в первый раз заболевшему поставили неверный диагноз, а потом правильный. Патогенез, то есть механизм зарождения болезни и ее развития, новой коронавирусной инфекции до конца не изучен. Данные о длительности и выраженности иммунитета в настоящий момент отсутствуют.

Читайте еще :  В Уфе досрочно начались дорожные работы

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

«МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО НИКТО НЕ УШЕЛ ИЗ ПОД НАШЕЙ ОПЕКИ, УТЕЧКИ НЕТ»

— Расскажите, пожалуйста, какой алгоритм действия для рядового татарстанца? Предположим, у него сухой кашель. Сам он никуда не ездил, но его знакомая недавно вернулась из Франции. Куда он должен обратиться?

— Во-первых, такой гражданин вряд ли сможет в опасный период встретиться с вернувшимся из Франции. Если человек прилетел из стран, входящих в список Роспотребнадзора (на сегодня в него входят 11 стран — Китай, Южная Корея, Иран, Франция, Германия, Италия, Испания, Швейцария, Великобритания, Норвегия и США) и у него есть симптомы ОРВИ, он подлежит немедленной госпитализации в РКИБ. Если у него симптомов нет, он отправляется на 14 дней на домашний карантин под медицинское наблюдение с выпиской больничного листа. У него также берут анализ на коронавирус. Повторный тест проводится на десятый день после пересечения границы.

По всем таким пациентам мы отрабатываем их контакты — с кем они встречались. Таких мы тоже берем под медицинское наблюдение.


— А если человек прибывает в Казань из других стран, не входящих в список Роспотребнадзора, но у него есть симптомы ОРВИ?

— Его все равно на всякий случай переправляют в лечебные учреждения для проведения анализов и оценки состояния здоровья. Если у человека нет симптомов заболевания, то ему предлагают самоизолироваться на 14 дней.

— Хорошо, предположим, что у человека просто симптомы ОРВИ. Что ему делать?

— Тогда он просто вызывает врача из своей поликлиники. Врач определит степень тяжести ОРВИ. Если это легкая степень тяжести, то он остается дома, а если у врача возникнут сомнения, он обязательно назначит обследование на коронавирус.

— Как проводится тестирование?

— Тестирование на наличие коронавируса происходит по назначению врача путем забора образца из зева (ротоглотка) или из носа. Затем полученный образец помещаются в специальную среду и запаковывают в пробирку, которую отправляют в «Центр гигиены и эпидемиологии в РТ». В самом начале всей этой мировой истории анализы тестов проводились только в Новосибирске. Поэтому результаты были известны только спустя несколько дней. Сейчас же каждый регион получил возможность проводить анализы тестов у себя, что сократило время до нескольких часов.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19

— А хватит ли врачей? Ведь сейчас же наверняка идет всплеск вызовов?

— Действительно, сейчас население ведет себя осторожно и обращается к врачу с большей интенсивностью. Но, в принципе, это нормальная история. И нас бы больше смущало, если бы социум не обращался к врачам, если честно.

Что касается количества врачей, то пока их достаточно, справляемся. С поликлиниками мы каждый день по этому поводу ведем диалог. Все прекрасно понимаем сложность ситуации. Нет такого: «Я до пяти поработал, все, мое время закончилось, я ушел». Все всё понимают, все работают. Пользуясь случаем, я хотел бы выразить глубокую признательность всем медицинским работникам, которые ведут работу в медучреждениях в условиях серьезных перегрузок.

Надо отдать должное и ректорам медицинского университета и медицинской академии — они быстро собрали штабы в своих вузах и готовы по просьбе минздрава РТ направить ординаторов и кафедральных сотрудников на усиление в больницы и поликлиники.

— Что вы посоветуете нашим читателям? Что им делать, чтобы свести к минимуму вероятность заражения?

— Нужно сохранять спокойствие и соблюдать все правила. Соблюдать личную гигиену, мойте руки с использованием антисептиков, не трогайте свое лицо руками, дома занимайтесь влажной уборкой, дезинфицируйте свое рабочее место. Держите дистанцию не менее 1 метра от другого человека, особенно если тот кашляет. Старайтесь избегать мест массового скопления людей. Если сами чихаете, чихайте в кулак или локоть.

«Это самый обычный вирус»: начальник горздрава Казани о развернутой борьбе с COVID-19
Adblock
detector