«Это по меньшей мере негуманно!»: над Евгенией Даутовой навис новый срок

После встречи с АСВ следком возбудил новое дело о схематозах в «Спурте». Адвокат банкира уже обвинил следствие в «вопиющей расхлябанности»

«Почему следственные органы только сейчас проснулись? Не появилось ведь ничего нового: все документы были изъяты еще в 2017 году», — недоумевает Олег Шемаев, адвокат предправления АКБ «Спурт» Евгении Даутовой, не так давно покинувшей места лишения свободы. Сегодня СКР сообщил о возбуждении нового уголовного дела, в котором пока нет фигурантов, но фабула его тесно перекликается с тем, за что Даутова уже «отмотала» срок. Ущерб по новому делу оценен в 916 млн рублей. И это, вероятно, лишь начало.

«Это по меньшей мере негуманно!»: над Евгенией Даутовой навис новый срок

кредиты «техническим» юрлицам и Даутовой, вывод залогов и ущерб на 916 млн рублей

Первые плоды дала встреча руководителя СКР по Татарстану Валерия Липского с делегацией агентства по страхованию вкладов, незаметно прошедшая для общественности на прошлой неделе. Как сообщила сегодня пресс-служба следственного управления, в республике возбуждено уголовное дело в отношении руководителей многострадального АКБ «Спурт». Правда, с одной ремаркой — в деле пока нет фигурантов, в официальном релизе говорится лишь о «неустановленных руководителях». Находится оно в производстве 4-го, «экономического» отдела по расследованию особо важных дел СУ СК. Возбуждено дело сразу по нескольким статьям: злоупотребление полномочиями (ч. 2 ст. 201 УК РФ), присвоение или растрата (ч. 4 ст. 160 УК РФ), фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ч. 1 ст. 172.1 УК РФ) и преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ).

Что же нашли следователи в материалах АСВ? По версии СК, преступления в «Спурте» совершали с 2015 по 2017 год. Тогда банком руководила — уже на протяжении 17 лет, с 1998 года — Евгения Даутова, которая за банкротство организации уже «отмотала» один срок и освободилась по УДО в конце июня. «Действиями злоумышленников банку „Спурт“ был причинен ущерб на сумму более 916 миллионов рублей, что привело к отзыву лицензии и банкротству», — так кратко описывают фабулу дела в СК.

В этот период, считают в следственном комитете, банк выдавал кредиты «техническим юридическим лицам», которых предправления АКБ «Спурт» Даутова, в свою очередь, использовала «в целях финансирования» принадлежащего ей ОАО «КЗСК». Кроме того, в то же время из банка было выведено залоговое обеспечение по кредитам заемщиков. В совокупности это привело к невозврату кредитов на сумму более 704 млн рублей, указывают в СКР.

Более того, установлено, что непосредственно перед введением в банке временной администрации (это произошло 28 апреля 2017 года) кредитный комитет «Спурта» одобрил и выдал Даутовой кредиты на сумму более 78 млн рублей. Между тем, уверены в СК, руководство банка и члены комитета знали о тяжелом финансовом состоянии организации и о том, что у предправления нет «возможностей по возврату кредита».

И еще один эпизод: в СК посчитали, что сотрудники «Спурта» предоставляли в ЦБ «фальсифицированную отчетность». Делалось это якобы с целью скрыть от регулятора «основания для обязательного отзыва лицензии на осуществление банковских операций». Иными словами, так «Спурт» оттягивал свое банкротство, считает СКР.

«Это по меньшей мере негуманно!»: над Евгенией Даутовой навис новый срок

«ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ» ДАУТОВОЙ

Несмотря на то, что в деле нет подозреваемых, в релизе СК неоднократно упоминается фамилия Даутовой. Внимание на ее персоне акцентируется в тексте короткого релиза трижды. Напомним, что Евгения Валентиновна уже была осуждена за злоупотребления полномочиями.

«Злоключения» Даутовой начались в 2017 году, когда в «Спурте» ввели временную администрацию. На фоне общей паники вкладчики вывели из организации порядка 6 млрд рублей, и предправления банка пыталась восполнить баланс путем продажи активов — земель, кредитных портфелей, недвижимости. Но все это не помогло, и 21 июля 2017 года «Спурт» лишился лицензии. Регулятор указывал, что банк неадекватно оценивал принятые на себя риски «при неудовлетворительном качестве активов». «Значительная часть кредитного портфеля АКБ „Спурт“ (ПАО) была направлена на финансирование крупного инвестиционного проекта подконтрольных бенефициару банка предприятий, финансовое положение которых в настоящее время оценивается как критическое», — описывал ЦБ причины своего решения.

Спустя некоторое время Центробанк пришел к выводу, что руководство и акционеры банка под видом выдачи кредитов юрлицам похищали имущество «Спурта», и подал соответствующие заявления в СКР и генпрокуратуру РФ. 7 февраля 2018 года в отношении Даутовой было возбуждено первое уголовное дело — по ч. 2 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями при выдаче кредитов юрлицам»). В апреле банк «Спурт» признан потерпевшей стороной, на имущество предправления наложили арест, однако она по-прежнему продолжала находиться на свободе. А уже в апреле того же года стало известно, что в отношении нее возбудили второе уголовное дело по заявлению конкурсного управляющего банка. Спустя два месяца, в июле 2018-го, некогда влиятельная банкирша оказалась под домашним арестом.

Обвинения, предъявленные тогда Даутовой, мало отличаются от того, что сейчас послужило поводом для возбуждения нового дела в отношении «неустановленных лиц». В частности, предправления «Спурта» обвиняли в кредитовании КЗСК и «КЗСК-Силикон» (где она выступала крупным собственником) за счет средств банка через 26 подставных фирм, в том числе и однодневок. Делалось это якобы для того, чтобы обойти нормативы регулятора. В то же время, указывало следствие, Даутова передавала в ЦБ недостоверные сведения, чтобы скрыть такую схему. В результате в близкие к КЗСК структуры было перекачано 26,6% кредитного портфеля банка. Сумма ущерба оценивалась в 2,89 млрд рублей.

Сама Даутова на протяжении всего судебного процесса заявляла, что вину признает и раскаивается. И даже объясняла, почему возникла необходимость в таких схемах: якобы причиной стало то, что основной кредитор — ВЭБ.РФ — заморозил финансирование проекта «КЗСК-Силикон». А к этому, в свою очередь, привело двукратное удорожание сметы строящегося завода из-за валютного скачка, с 6,7 млрд до 13,7 млрд рублей. «Существующая стройная система, которую мы создали, из-за кризиса и девальвации рубля оказалась нарушена. По этой, собственно говоря, причине была создана система юридических лиц группы, на момент совершения мной действий по кредитованию КЗСК и „КЗСК-Силикон“ я была уверена в правильности и прибыльности „КЗСК-Силикон“», — заверяла предправления общественность в своем последнем слове в суде. Прокуратура просила отправить банкира за решетку на 6 лет, но Вахитовский суд назначил ей 3 года и 1 месяц колонии общего режима. В ноябре 2019 года ВС РТ узаконил приговор.

А уже спустя некоторое время Даутова попросилась на свободу — фактически с учетом времени, проведенного под домашним арестом, она отбыла больше половины срока. В июне этого года, накануне своего 63-летия, экс-банкир вышла из СИЗО. Там она провела несколько месяцев, ожидая решения об УДО и подрабатывая подсобным рабочим на кухне и в прачечной. Если бы не решение суда о досрочном освобождении, назначенное ей наказание истекло бы лишь в 2021 году. Впрочем, теперь банкиру, вероятно, снова предстоит отбиваться в судах: по делу заявлены гражданские иски АСВ на 4,6 млрд рублей.

«Это по меньшей мере негуманно!»: над Евгенией Даутовой навис новый срок

  «ЧТО МЕШАЛО СЛЕДСТВЕННЫМ ОРГАНАМ ПРЕДЪЯВИТЬ СРАЗУ ВСЕ ЭПИЗОДЫ? ВОПИЮЩАЯ РАСХЛЯБАННОСТЬ СЛЕДСТВИЯ»

Крайне удивлен новым уголовным делом оказался адвокат Даутовой Олег Шемаев. Об этом он впервые услышал от корреспондента «БИЗНЕС Online». «Обвинение в данной части не предъявлялось. Ни сама Даутова, ни кто-либо другой ко мне по такому вопросу не обращались», — сообщил защитник. Шемаев, по его словам, виделся со своей подзащитной лишь один раз после ее освобождения по УДО.

«Почему следственные органы только сейчас проснулись? Не появилось ведь ничего нового: все документы были изъяты еще в 2017 году. Ничего нового возникнуть не могло. Простой вопрос: что мешало следственным органам предъявить сразу все эпизоды? Это по меньшей мере негуманно. Даутова уже вышла из мест лишения свободы (пусть даже по УДО), а тут следственный комитет, по сути, заявляет: „Извините, мы тут пару эпизодов забыли вам вменить“», — рассуждает защитник.

Адвокат предположил, что новые эпизоды могли появиться из-за «вопиющей расхлябанности и поверхностного подхода к расследованию преступлений» следствия. «Я подчеркиваю: все банковские документы были изъяты и приобщены к делу. Это же не всплывший в реке труп или задержанный находившийся в бегах соучастник, изобличивший заказчика убийства. Одни и те же документы — финансовая отчетность, кредитные договоры, протоколы заседаний кредитного комитета. Ничего нового нет и быть не может! Ничто не мешало следственным органам исследовать документы в полном объеме и дать оценку», — считает Шемаев.

«Это по меньшей мере негуманно!»: над Евгенией Даутовой навис новый срок
Adblock
detector